Добро пожаловать на сайт фантастики, которая нас окружает в фильмах, играх и книгах. У нас Вы сможете прочитать захватывающие фантастические рассказы, посмотреть фэнтези картинки и просто пообщаться с единомышленниками; Путешествуйте виртуально в параллельные миры где вас ждут драконы, эльфы, вампиры, ангелы и другие герои.


    Свободное рекламное место

Идеальный меч

Дата: 8.03.2009
Категория: Интересности
  • 80


Предвосхищая вопросы объясню зачем кавычки в названии.
Идеала не бывает, существует только стремление к нему. То что подходит для одной эпохи и места не годится в другой. Так что уважаемые японофилы не разгоняйтесь. Конечно этот спор достоин и отдельной темы но попрошу все таки пока воздержатся от громких фраз и битья кулаками в грудь.


Материалы использованные в статье легкодоступны. Много копирайторства так что не обижайтесь уж. Целью задался немного проинформировать несведующих. Ну и может быть немного по лелеять свое тщеславие.
Скажу сразу что есть еще множество вариантов и секретов. Предложенный вариант лишь один из многих позволяющий наглядно обойти основные принципы.


Замечу сразу придется много читать. Так что любители картинок не найдут здесь шикарного пиршества для своих глаз. Разве что посмотрите видео в конце.




Итак.

Немного энциклопедических данных.

Нихонто ( 日本刀) — меч, произведённый по традиционной японской технологии из композитной стали с контролируемым содержанием углерода. Название также используется для обозначения однолезвийного меча с характерной формой слабо изогнутого клинка, бывшего основным оружием воина-самурая.

Японская технология изготовления мечей из железа начала развиваться с VIII века и достигла наивысшего совершенства к XIII веку, позволяя изготавливать не просто боевое оружие, но настоящее произведение искусства, которое не удаётся воспроизвести в полной мере даже в современности. На протяжении примерно тысячи лет форма меча практически не менялась, незначительно видоизменяясь главным образом в длине и степени изгиба в соответствии с развитием тактики ближнего боя. Меч, являясь одной из трёх древних регалий японского императора, обладал также ритуальным и магическим значением в японском обществе.




С чего все начинается?

Конечно с начала. А именно с железа.

В Японии продукт эрозии естественных залежей железной руды часто обнаруживается рядом с руслами рек, смешанный с илом и другими отложениями. Железо в этой песчаной смеси составляет только около 1 %. Железный песок добывали благодаря его большей плотности, вымывая лёгкие примеси обильным потоком воды.

Ранняя технология выплавки не отличалась совершенством: рудный песок загружали в небольшую яму и плавили на древесном угле, приготовленном из особых пород древесины для выжигания вредных серо- и фосфоросодержащих примесей в железе и насыщения его углеродом. Из-за невысокой температуры не удавалось полностью отделить расплавленное железо от примесей в шлаке, результат получался в виде слитков губчатого железа (тамахаганэ) на дне ямы. Более мощные и производительные печи татара (татара-буки), сохраняя в целом сам метод плавки, появились в XV веке.

Слитки железа расплющивались в тонкие пластины, резко охлаждались в воде и затем разбивались на куски размером с монету. После этого производилась селекция кусочков, отбрасывались куски с крупными вкраплениями шлака, по цвету и гранулярной структуре разлома сортировались остальные.[15] Такой метод позволял кузнецу отбирать сталь с предсказуемым содержанием углерода в диапазоне от 0,6 до 1,5 %.

Дальнейшее выделение остатков шлака в стали и уменьшение содержания углерода осуществлялось в процессе ковки — соединения отдельных мелких кусочков в заготовку для меча.


Идеальный меч

Печь татара в Симанэ в разрезе. Подземная часть печи служит для влагопоглощения и дренажа.


Татара представляет собой жёлоб, сделанный из глины, Толщина стен около 30 сантиметров. Фундамент татара тщательно подготавливают, создавая подземные сооружения из глины, камня, и дерева. Подземные конструкции служат много лет, предотвращая остаточную влажность от испарений и снижения температуры в течение плавки.
Татара перестраивается заново перед каждой новой плавкой.На рисунке изображены дополнительные полости - очаги, в которых сжигают дерево во время постройки татара. Для осуществления одной выплавки необходимо пять дней - один день на постройку татара, три дня идёт плавка, и один день уходит на извлечение выплавленного железа. После постройки новых стен на дне татара разводят огонь, в который непрерывно в течении трех часов подкладывается древесный уголь и небольшие куски дуба. Полученные угли покрывают железным песком сатэцу, а сверху засыпают древесным углём. Процесс добавления сатэцу провторяют каждые полчаса в течение трех суток. В результате выплавляемое железо насыщается углеродом.

Рабочие перестраивают ТАТАРА перед каждой загрузкой.По окончании процесса выплавки на дне татара образуется стальной блок - кэра, весом приблизительно около двух тонн. Стены татара разрушаются, и огромный кусок металла извлекается наружу, после чего рабочие разбивают его на отдельные куски.



Около половины полученного металла составляет сталь с содержанием углерода от 0,6 до 1,5 процента. Эта сталь и называется тамахаганэ. Примерно две трети этой половины является сталью оптимального качества с содержанием углерода в пределах 1,0:1,2 процента. Оставшаяся часть тамахаганэ содержит куски с низким или высоким содержанием углерода, которые могут быть объединены во время ковки. Оставшаяся половина кэра преобразуется в годное для использования сырье за счет изменения содержания углерода во время специальной процедуры ковки, названной оросиганэ. Эта процедура обычно выполняется кузнецом в его собственной кузнице.

alt

Тамахаганэ стоит приблизительно 20 долларов за фунт (~ 450 грамм). Поскольку кузнецу необходимо 5 или 6 фунтов тамахаганэ чтобы изготовить один фунт стали, стоимость тамахаганэ для изготовления одного лезвия может достигать 200 долларов.

Для одной выплавки расходуется 13 тонн древесного угля и 8 тонн сатэцу. Самая высокая температура в татара может достигать 1200 - 1500° С.
Как видно на рисунке, тамахаганэ имеет неоднородную структуру, что обьясняется неравномерным содержанием углерода. Это вызвано путём сжигания древесного угля в татара во время выплавки. Именно в этом есть уникальность и преимущество тамахаганэ для изготовления клинка перед заводской сталью с одинаковым содержанием углерода. Различная степень твёрдости (из-за различного содержания углерода), позволяет клинку лучше поглощать удар, а так же вызывает интересные визуальные эффекты на его поверхности, что является критерием его оценки знатоками.

alt


Углерод, внесенный в сырую железную руду за счет сжигания древесного угля в татара, распределен в тамахаганэ неравномерно. Эта неоднородность была бы недопустима для фабричной стали, но это как раз и требуется для японского меча. Различная степень твердости (что является следствием влияния углерода) подразумевает, что изготовленное из такого металла лезвие лучше поглощает удар; как говорят металлурги, оно более “ударновязко”. Ничто не может быть важнее этого на поле сражения. Изменяющееся содержание углерода также вызывает интересные визуальные эффекты на металлической поверхности, что является одним из критериев оценки меча среди знатоков.

Имея определенный опыт, кузнецы-оружейники типа Ёсиндо (о технике которого мы знакомимся в этой статье) сразу определяют приблизительное содержание углерода в любой части тамахаганэ, которую они держат. Хорошая тамахаганэ будет плотной и тяжелой, с ярким серебристым цветом и прекрасной кристаллической структурой. Тамахаганэ низкого качества будет иметь серо-черный цвет и выглядеть грубо. Желтые, синие и фиолетовые пятна, которые иногда встречаются на поверхности, походят на примеси, но это всего лишь результат окисления. Когда Ёсиндо получает свой заказ из Симанэ, имеющийся у него опыт позволяет быстро все рассортировать, чтобы определить качество материала и вероятные требования для ковки и закалки.



Итак сталь мы сделали, что дальше?
Спешить рано. Не забываем что для стали с разным содержанием углерода существуют разные принцыпы. Извиняюсь сразу если буду повторятся, ибо разные источники.

Оросиганэ – общее название для двух связанных процессов, которые используется, чтобы регулировать содержание углерода в таких типах стали и сделать их подходящими для изготовления меча (это – также и название металлов, которые получаются в результате этих процессов). Метод, который используемый для обработки малоуглеродистой стали, аналогичен процессу в татара. Сначала покрывается дно кузнечного горна хорошо измельченным древесным углем. Затем он добавляет большие куски угля и зажигает их. После этого укладывается слой малоуглеродистой стали и сверху засыпает еще одним слоем древесного угля. По мере сгорания угля горячая сталь опускается ко дну горна, объединяясь с углеродом.

Метод, используемый для высокоуглеродистой стали, несколько отличается. Он используются способности горячего железа выделять углерод в присутствии кислорода. Покрывает дно горна золой рисовой соломы, смешанной с порошком древесного угля (зола рисовой соломы выполняет роль связки и предотвращает распыление порошка напором воздуха из кузнечных мехов). Затем мастер укладывает горкой слой высокоуглеродистой стали так, чтобы в центре горки оставалось свободное пространство и чтобы воздух от кузнечных мехов поступал по воздуховоду непосредственно в центр горки. Сверху все это засыпается слоем древесного угля. После зажигания каменного угля мастер начинает энергично качать мехи, чтобы сохранить устойчивый поток воздуха в раскаленную массу стали. Поступающий кислород объединяется с углеродом, содержащимся в стали и выходит наружу в виде двуокиси углерода. После этого в горне остается металл с уменьшенным содержанием углерода, более пригодный для ковки и сварки.



ЦУМИВАКАСИ: Подготовка стального блока для ковки.

Итак, наступило время, чтобы очистить сталь и начать изготавливать из нее меч. Кузнец берет куски тамахаганэ (или оросиганэ), нагревает их в кузнечном горне и расковывает в плоские листы толщиной в четверть дюйма. После охлаждения выкованных листов в воде, он молотком разбивает их на небольшие пластинки площадью около квадратного дюйма. В местах разлома хорошо виден цвет и кристаллическая структура металла. Блестящий и чистый цвет говорит о том, что это высокоуглеродистая сталь (содержание углерода выше 1 процента). Более темный, грязный цвет указывает на низкое содержание углерода и возможное наличие примесей. Исходя из этого, кузнец сортирует кусочки тамахаганэ, чтобы отобрать из них те, которые будут использоваться для изготовления боковых поверхностей меча (такая сталь имеет содержание углерода около 0,7 процентов и называется каваганэ).

Затем масер берет кусочки, которые он отобрал, и укладывает их в блок на стальной пластине, к которой он приварил длинную рукоять. Этот блок необработанной стали имеет длину около 3-5 дюймов и весит от 4 до 7 фунтов (1 фунт = 453,6 г). Далее кузнец обертывает это бумагой и обмазывает глиной, чтобы скрепить все вместе, и помещает блок в кузнечный горн. Затем он засыпает блок древесным углем и нагревает его тридцать-сорок минут. Когда цвет металла станет ярко желтым или белым (около 1300°С), Масер достает блок из горна и размещает его на наковальне. Здесь он осторожно осаживает блок ударами молота для того, чтобы сварить все кусочки тамахаганэ вместе. Кузнец должен работать очень ловко и быстро потому, что как только сталь достанут из огня, ее температура начнет понижаться; чрезмерное снижение температуры может сделать невозможным процесс сварки кусочков стали.

alt


alt



После этого сталь опять помещается в горн, нагревается и проковывается молотом. Первая обработка молотом объединяет все маленькие стальные кусочки и пластину, на которую они помещались вначале. Последующеие обработки молотом постепенно растягивают стальной блок в брусок, длина которого примерно в два раза превышает первоначальную длину блока. Все это требует нескольких циклов нагрева и обработки молотом.

Итак:

КИТАЭ: ковка.



Когда брусок готов, Кузнец делает в нем глубокий надкол плоским долотом и сворачивает брусок назад на себя, восстанавливая этим первоначальную длину. После этого он повторяет процесс нагрева и обработки молотом, пока верхние и нижние половины не сплавятся вместе, а брусок снова не станет в два раза длиннее (или шире). Еще раз он сворачивает полученный брусок пополам и помещает его в горн.

Ковка на этом этапе обычно выполняется с помощью механического молота (раньше все делалось вручную, профессия молотобойца была актуально, так как удары должны быть соответствующей сили и равномерности). Управляя ногой скоростью работы молота, мастер передвигает и поворачивает стальной блок, чтобы равномерно обработать верхнюю и нижнюю поверхности заготовки. Механический молот всегда ударяет по наковальне в одном и том же месте. Точно так же при использовании трех помощников с кувалдами (раньше ), Кузнец удостоверяется, что они бьют точно в центр наковальни – передвигается всегда только заготовка. Это делается, из очевидных соображений безопасности и, кроме того, также позволяет мастеру поместить под удар молота только требуемую часть стального бруска. Молот - и это основное правило ковки - всегда ударяет по стали всей площадью своей головки. При ковке Ёмастер держит толстую связку влажной рисовой соломы перед сталью, чтобы защитить свое лицо от искр и крошки. Периодически он добавляет несколько лопат древесного угля в ту часть горна, которая находится перед трубой кузнечных мехов.

alt


Пластинки тамахаганэ были скованы вместе и сформированы в брусок. Ёсиндо (кузнец на фотографии) и его ученик производят надкол долотом перед сворачиванием стального бруска.

alt

Стальной брусок помещается надколом на край наковальни и сгибается молотом вниз.

alt

После этого брусок сворачивается окончательно.


Мастер продолжает работу до тех пор, пока стальной брусок не будет свернут шесть раз. Каждое сворачивание требует приблизительно тридцати минут и двух или трех нагревов. Фактически, ковка может производиться в течение только трех-четырех минут, пока раскаленная сталь из желто-белой не станет ярко-красной. Во время нагрева стали, кузнец периодически извлекает заготовку из горна, быстро обваливает ее в золе рисовой соломы, обливает все это жидкой глиной и снова помещает в горн. Глина и зола защищают сталь, предохраняя поверхность от воздействия кислорода, что замедляет снижение содержания углерода в стали и предотвращает окисление. Если они не используются, воздействие кислорода и высокой температуры вызывает чрезвычайно большую потерю углерода (происходит превращение стали в железо) и, как следствие, растрату большого количества материала. Даже при соблюдении всех условий, на первом этапе ковки обычно теряется приблизительно половина первоначального объема тамахаганэ.

alt


alt




Первые шесть сворачиваний называются сита-гитаэ, или базовая ковка. В результате получается стальной брусок с габаритами 10х3/4х11/2 дюймов, весящий от 21/4 до 31/2 фунтов. Но на этом этапе металл все еще не готов; в нем слишком много углерода, который, к тому же неравномерно распределен. Перед продолжением ковки кузнец разрезает брусок на три равные части. Двух частей будет достаточно для изготовления короткого меча, а для полноразмерного лезвия потребуется четыре таких части (используется одна дополнительная часть из другой партии).

Кузнец складывает четыре части одна на другую и, используя нагрев и ковку, сваривает их вместе. Полученная заготовка, весящая от 31/4 до 51/2 фунтов, снова проковывается и сворачивается пополам еще шесть или семь раз. Этот второй этап назван агэ-гитаэ, или финальная ковка. При этом снова теряется около половины первоначального объема. В результате получается брусок весом от 2 до 31/2 фунтов с содержанием углерода около 0,7 процентов, что является с точки зрения некоторых мастеров, оптимальным значением (здесь мнения кузнецов расходятся.

Большая часть углерода в тамахаганэ - целых 0,3 процента - теряется в течение первого этапа ковки, когда кусочки необработанной стали расплющиваются, складываются вместе и сковываются. Каждое последующее сворачивание вызывает потерю еще 0,03 процентов углерода, поскольку при этом разрушаются крупные кристаллы углерода. Предположим, что перед началом ковки содержание углерода в тамахаганэ составляло 1,4 процента. К началу первого сворачивания оно уже уменьшилось до 1,1 процента. Тринадцать последующих сворачиваний вызывают потерю еще 0,39 процента (0,03х13). В итоге получаем сталь с содержанием углерода приблизительно 0,7 процентов. В то же время ковка и сворачивания сделали распределение углерода более равномерным и способствовали вытеснению большинства примесей и шлаков.

Кузнец все оценивает на глаз, контролируя качество стали во время работы по ее внешнему виду. Не существует никаких четких предписаний относительно количества сворачиваний. Например, обычно проделывается это тринадцать раз. Сталь считается готовой, если на сгибе она тянется равномерно и остается гладкой, без разрывов и трещин. Тщательно подбирая кусочки стали в самом начале и перед финальной ковкой, а также наблюдая за состоянием стали во время нагрева и ковки, Мастер может изготовлять такую сталь, которая ему в данный момент необходима.

alt

Шероховатая область в центре - результат "растягивания" металла при сворачивании. Трещины и пустоты в этой области свидетельствуют о том, что эта сталь находится на ранней стадии ковки.

alt

Сталь на поздней стадии ковки. В области сгиба отсутствуют крупные трещины или пустоты. Стальной брусок почти готов к тому, чтобы из него можно было изготавливать лезвие меча.



Не менее важны, помимо количества содержания углерода, параметры - качества металла (дзитэцу) и вид узора на боковых поверхностях лезвия (дзихада). Во время ковки стальная заготовка сгибается тринадцать или более раз и становиться похожей на своего рода металлическое слоеное печенье, состоящее из наложенных друг на друга 16,000 или более слоев на один дюйм стали. Расположением этих слоев можно управлять, и на хорошо отполированном лезвии они проявляются в виде четкого узора. Если в начале финальной ковки кузнец объединяет стальные блоки из разных базовых ковок (что он часто и делает), слои стали с различным содержанием углерода проявятся как контрастные линии вдоль неполированных частей изготовленного лезвия. Кузнецы Синсинто часто использовали этот метод, чтобы изготовлять роскошно выглядящие мечи.

То, каким образом стальные блоки ковались, является очень важным для определения общего вида дзихада. Сгибание только в одном направлении (в длину) и затем ковка стального блока так, чтобы боковые стороны блока стали боковыми поверхностями лезвия, позволяют получить узор с ровной текстурой, называемый масамэ. Прямые линии в этом узоре - это остатки слоев из кусочков тамахаганэ, уложенные в стопку для начальной ковки.

Сталь при ковке может сгибаться или только в одном направлении или же может быть использовано поочередное сгибание в длину и в ширину. Если боковые поверхности лезвия сформированы одним из указанных способов, т.е. осуществлялась ковка боковых поверхностей стальной заготовки, которая сгибалась только в длину, или если во время ковки стальной брусок сгибался и в длину и в ширину, то полученный вариант дзихада называется итамэ. Итамэ напоминает структуру волокон на деревянной доске, что является результатом сильных ударов молота, которые повлекли проникновение одних слоев стали через другие и вызвали образование сложной структуры.

alt

Направления сворачивания могут чередоваться.

alt

Два вида дзихада.

Небольшие дополнения в эти основные виды дзихада могут быть внесены за счет варьирования силы ударов молота, формы его головки, температуры стальной заготовки

alt

Пример масамэ


alt

Пример итамэ


Процесс ковки, описанный выше, используется, чтобы изготовить каваганэ - сталь, из которой формируется наружная поверхность лезвия, включая режущую кромку и хамон. Хвостовик также может быть полностью сделан из каваганэ. Однако средние и полноразмерные мечи обычно изготавливаются из соединения каваганэ и немного более мягкой, малоуглеродистой стали, называемой синганэ или "сталь сердцевины". Как можно понять из названия, синганэ обернута снаружи по всей длине меча высокоуглеродистой сталью. Будучи более пластичной, чем каваганэ, синганэ помогает защитить лезвие от растрескивания или поломки при нагрузке.

Чтобы изготовить синганэ, Кузнец берет 2-х фунтовый кусок тамахаганэ, который, как он знает, имеет среднее содержание углерода приблизительно 0,5 процентов. Однако в отличие от каваганэ, он просто выковывает из этого куска металлический брусок, который затем сворачивается и проковывается еще десять раз. Большое количество сворачиваний объясняется тем, что тамахаганэ такого качества обычно содержит много примесей. После ковки кузнец получит длинный и узкий брусок, весящий приблизительно полфунта (то есть только четверть от первоначального веса – остальное теряется в процессе ковки), с содержанием углерода 0,2 – 0,3 процента. Увеличивая или уменьшая число сгибаний и подбирая соответствующие куски тамахаганэ, можно получать сталь с большим или меньшим содержанием углерода. Некоторые кузнецы, например, используют сталь средней твердости на боковых сторонах и обухе лезвия.

alt

Кузнец берет куски тамахаганэ, сковывает их в тонкие пластины и ломает эти пластины на более мелкие кусочки.

alt

Одна из полученных пластин приваривается к ручке, и на нее складывается штабелем кусочки тамахаганэ, все это нагревается в кузнечном горне и, используя ковку, сваривается вместе, пока не получится брусок.

alt

Кузнец складывает полученный брусок и кует его до тех пор, пока не достигнет прежнего размера, так чтобы он мог снова сложить его, на этот раз вдоль.

alt

Сталь свернута большое количество раз и уменьшилась в объеме втрое. Четыре куска стали снова объединяются, чтобы сформировать новый блок, который затем сковывается и сворачивается шесть или более раз, чтобы получить каваганэ.

alt

Кузнец делает из каваганэ U-образную форму, вставляет по всей длине синганэ и, нагревая их вместе в горне и периодически проковывая, сваривает составные части и увеличивает длину заготовки до тех пор, пока из нее не получится сунобэ.





ЦУКУРИКОМИ: формирование стальной основы.

Следующий шаг состоит в обвертывании синганэ каваганэ. Сначала кузнец изготавливает из 2,5 фунтовой заготовки каваганэ плоскую пластину длиной приблизительно 15 дюймов и сгибает ее в виде буквы U вдоль по всей длине. Внутри этой U-образной пластины он размещает 1 фунтовый брусок синганэ. Мягкая сталь сердцевины не доходит до той части, которая станет режущей кромкой и которая сделана только из лучшей и самой твердой стали.

После этого кузнец помещает полученную заготовку, состоящую из двух частей, в кузнечный горн, нагревает ее пока она не станет ярко-желтого цвета (приблизительно 1300° С или немного выше) и начинает сковывать эти части так, чтобы каваганэ полностью “обвернул” собой синганэ. Сварка каваганэ и синганэ между собой должна быть полной и качественной. Ошибка на этом этапе может привести к возникновению щелей или раковин внутри лезвия или к тому, что часть синганэ выйдет на поверхность лезвия. Любая из этих ошибок будет фатальной для меча.

Этот простой тип ковки, когда куски каваганэ и синганэ сложены в виде сэндвича, называется кобусэ-гитаэ, а такая композиция является наиболее общей формой внутренней структуры лезвия меча. Другой тип формирования внутренней структуры носит название хон-синмай-гитаэ. В этом случае лезвие состоит из трех отдельных пластин высокоуглеродистой стали, которые располагаются с двух боковых сторон и по нижнему (затачиваемому) краю. При сложной внутренней структуре могут использоваться четыре или более четырех отдельных пластин, из которых будут изготовлены боковые стороны, режущая часть лезвия, обух и внутренняя сердцевина. При этом части свариваются между собой по очереди. Иногда при этом используются сложные комбинации из высоко-, средне- и малоуглеродистых сталей. Однако эффект от таких комбинаций никогда не был полностью проанализирован. Возможно, при этом действительно имеются отличия по прочности, хрупкости, твердости и т.д., но маловероятно, чтобы древние кузнецы могли хорошо разбираться в этом. Большое многообразие методов ковки, без сомнения, является наследием различных школ, развивающихся в изоляции друг от друга многие века. В некоторых случаях, схемы комплексной сварки – результат ошибочных попыток кузнецов позднего периода Эдо на пути воссоздания "потерянных секретов" мастеров Кото.

alt

Твердая сталь (каваганэ) обвернута вокруг мягкой сердцевины (синганэ).

alt alt
Структура лезвия при использовании КОБУСЭ-ГИТАЭ

















alt alt
Структура лезвия при использовании ХОН-САНМАЙ-ГИТАЭ






















СУНОБЭ: формирование заготовки лезвия.

На этом этапе кузнец начинает формировать полученный брусок в заготовку для лезвия – сунобэ, из которой и будет изготовлен меч. Он нагревает брусок в горне и затем ковкой превращает его в прямоугольную заготовку, размеры которой составляют 90 процентов от окончательных размеров лезвия (это сделано, чтобы учесть расширение металла при финальной ковке). При этом сумма толщины и ширина заготовки будет составлять приблизительно 10 процентов от окончательной длины лезвия.

После этого кузнец обрабатывает хвостовик, чтобы выделить его на лезвии: работая молотком, он делает насечки с двух сторон (со стороны будущей режущей кромки и со стороны обуха), определяя положение хвостовика. Он также округляет и формирует ту часть заготовки, которая станет острием. Тщательное проковывание молотом делает сунобэ одинаковой по толщине по всей плоскости. И хотя она все еще остается только стальной заготовкой длиной приблизительно 26 - 27 дюймов, но она уже имеет грубую форму меча.

alt
alt

Сунобэ (вверху) сделана более короткой и более толстой, чем окончательное лезвие, чтобы учесть расширение в процессе ковки.


ХИДЗУКУРИ: придание лезвию формы.

Далее кузнец начинает “растягивать” заготовку сунобэ перпендикулярно ее длинне, выравнивать ее и формировать режущую кромку, острие, боковые ребра и обух. Он нагревает лезвие до желтого цвета (1100° C) и методично обрабатывает его молотком до тех пор, пока оно не остынет до вишнево-красного цвета (700° C) и затем снова возвращает заготовку в горн для подогрева.

Только часть заготовки - приблизительно 6 дюймов – может нагреваться в кузнечном горне за один раз. Это – очень ответственная часть, поскольку, если сунобэ слишком раскалить, молоток растянет сталь и разрушит композитное соединение металлов; обработка же недостаточно нагретой стали может вызвать поломку меча. Начиная с хвостовика или острия, мастер формирует режущую кромку и боковые ребра, продвигаясь вдоль лезвия к другому концу.

Этот тип ковки кажется обманчиво простым в руках опытного кузнеца. Лезвие под молотком мастера растет по прямой линии, несмотря на то, что сталь вдоль режущей кромки более тонкая, чем вдоль обуха. Кузнец работает быстро, постоянно вращая заготовку, чтобы предохранить ее от быстрого охлаждения в том месте, где она касается холодной наковальни. Он обрабатывает острие, боковые стороны, режущую кромку и обух в непрерывной последовательности, изменяя силу каждого удара, чтобы обеспечить только необходимое расширение стали.

В руках новичка происходят иные вещи. Лезвие вместо того, чтобы расти по прямой линии скручивается и изгибается, больше напоминая змею, чем меч. Каждая попытка выпрямить лезвие, кажется вызывает только увеличение кривизны и появление дополнительных морщин.



Равномерная обработка молотком позволяет мастеру получить гладкую поверхность и устраняет необходимость в сильной опиловке и шлифовке. Режущая кромка, которая в конечном счете будет остра как бритва, на этом этапе еще очень толста (ее толщина составляет примерно десятую часть дюйма). Это сделано, потому что при заключительной закалке и отпуске имеются значительные напряжения, и, если режущая кромка будет слишком тонкой, она может треснуть.

alt

Сын Ёсиндо - Ёсикадзу, используя молот, помогает формировать лезвие из сунобэ. Хвостовик меча достаточно толстый, и иногда требуется помощник для обработки этой части лезвия.

Для вопросов а кто этот Есиндо. Это кузнец чью технологию я вам представляю.

alt

Кузнец начал формировать край и боковое ребро на заготовке сунобэ, "растягивая" сталь перпендикулярно длине лезвия.

alt

Формирование области острия.

alt

Формирование острия выполняется молотком с большой осторожностью.

alt

Придав лезвию нужную форму, Ёсиндо с помощью молотка разглаживает неровности и формирует боковые поверхности по все длине лезвия.


СИАГЭ: предварительная шлифовка и опиловка.

В После ковки кузнец использует двуручный нож-скребок для обработки боковых поверхностей, чтобы сбрить любые неровности на поверхности металла. Нож-скребок, называемый сэн, представляет собой лезвие, напоминающее крыло и имеющее закаленную и заточенную режущую кромку (обычно это часть меча). Затем кузнец напильником обрабатывает обух и режущую кромку и, используя шероховатый камень карборунд, выполняет предварительную шлифовку всей поверхности лезвия. Режущая кромка при этом по-прежнему не затачивается.

На этом этапе форма меча уже хорошо определена, и все линии и поверхности сформированы. Уже четко видны хвостовик, боковые ребра, мати и линии, образующиеся в месте, где обух переходит в боковые поверхности. Поверхность лезвия отшлифована очень грубо, что позволяет глиняной корке во время яки-ирэ хорошо к ней прилипнуть. Поскольку жир также может снизить прилипание глины, мастер очень аккуратен на этом этапе и старается не касаться поверхности лезвия пальцами.

alt
alt

Для обработки неровностей на лезвии используется двуручный нож-скребок, называемый сэн.

alt

После ковки окончательная доводка формы лезвия выполняется напильником.

ЦУТИОКИ: создание хамон (не путать с испанским сыро вяленым окороком).

Медь - металл, который становится более жестким во время обработки; если его ковать, он становится все менее и менее гибким. Сталь однако укрепляется только нагревом и быстрым охлаждением. Закаленная сталь может быть хорошо заточена и будет сохранять остроту, но это не подходит для всего лезвия, так как при этом оно становится слишком хрупким. По этой причине японские кузнецы-оружейники использовали методы укрепления только режущей кромки лезвия, оставляя “тело” меча более гибким, способным “поглотить” удар или выдержать напряжение, вызванное внезапным скручиванием.
Перед кузнецом на этом этапе встают две проблемы. Во-первых, режущая кромка должна быть сделана достаточно твердой, но ни слишком твердой и ни слишком мягкой. Это зависит от температуры обжига, содержания углерода в стали и ряда других факторов, предусмотренных кузнечным делом, правильность выполнения которых невозможно проверить до момента, когда горячее лезвие охлаждается в воде.
Во-вторых, понимание меча в Японии диктует, что на лезвии должен быть распознаваемый рисунок, на котором можно проследить, как кристаллическая структура режущей кромки изменяется от твердого мартенсита (martensite – игольчатого вида микроструктура, наблюдаемая в подвергнутых значительному переохлаждению некоторых металлических сплавах и чистых металлах) до мягкого перлита (pearlite – одна из структурных составляющих стали, представляющая собой смесь феррита и цементита и обладающая большой прочностью и пластичностью). Этот рисунок называется хамон, и он, фактически, является отражением мастерства кузнеца. Это своего рода подпись. Хамон – возможно, наиболее важный эстетический элемент лезвия, и первое на, что обращают внимание ценители мечей. Б. Робинсон в своей книге “The Arts of the Japanese Sword” приводит приблизительно пятьдесят три различных хамон; каждый с собственным названием (от описательного “прямой нестандартный” до более суггестивного “хризантема и вода”) и именем кузнеца или школы, с которыми он идентифицирован. Стиль в хамон напоминают стиль в одежде и зависит от времени. Сегодня один из любимых хамон Ёсиндо – тёдзи или “цветок гвоздики”, рисунок напоминающий лепестки и часто связываемый с мечами стиля Бидзэн.
Для укрепления режущей кромки поверхность лезвия покрывается слоем глины (более толстый слой вдоль обуха и на боковых поверхностях и очень тонкий слой вдоль режущей кромки), затем лезвие нагревается в горне до температуры 700° - 900° С и быстро охлаждается в емкости с водой. Нагревая лезвие выше этих температур, можно добиться его “отпускания”, изменяя при этом состояние стали к аустениту (austenite – одна из структурных составляющих стали, представляющая собой твердый раствор углерода (до 2 %) или углеродистого железа в железе, находящимся при температуре 910 - 1400° С). Заключительная твердость стали зависит от скорости, с которой эту сталь охлаждают. Если сталь охлаждается быстро, что происходит там, где глиняная корка тонка, аустентит изменится к мартенситу, и металл станет тверже, чем был. Если скорость остывания медленнее, что происходит там, где толстая глинистая корка служит изолятором, структура стали возвратится к первоначальному ферриту и перлиту, и твердость стали будет почти неизменна.




Реально на твердость режущей кромки оказывают влияние три связанных переменных:

1. Содержание углерода в стали. Сталь с содержанием углерода менее 0,35 процентов фактически не может быть охлаждена достаточно быстро, чтобы изменяться к мартенситу - то есть, чтобы сформировался хамон. Содержание углерода также влияет на ширину и извилистость линии (хабути), которая определяет границу хамон. Сталь с содержанием углерода 0,6 процентов, которую использует брат Ёсиндо - Сёдзи, будет иметь немного более широкую хабути, чем сталь с содержанием углерода 0,7 процентов, которую выбирает Ёсиндо.


2. Слой глины на лезвии. Варьируя место нанесения и толщину глиняного слоя, особенно на краю режущей кромки и рядом с ней, кузнец добивается возникновения в стали неоднородных по кристаллической структуре областей, проявляющихся в виде узнаваемого узора на законченном лезвии.


3. Температуры, до которой нагреты различные части лезвия. Хотим мы или нет, но все части меча не могут иметь одинаковую температуру перед охлаждением. Режущая кромка, например, обычно разогревается сильнее, чем обух по всей длине лезвия. Величина температуры и ее изменение определяют появление хамон и других видимых характеристик металла, таких как ниэ, ниой и уцури.


Выполнение этой части работы кузнец начинает с подготовки клейкой глиняной смеси, которая будет нанесена на лезвие. Она состоит из глины, порошка древесного угля и растолченного песчаника (омуро), взятых в приблизительно равных пропорциях. Глина выполняет основную функцию изолятора. Песчаник (омуро) предохраняет глину от усыхания и растрескивания. Древесный уголь помогает кузнецу регулировать степень нагрева и охлаждения. Точная формула смеси может изменяться от школы к школе и от кузнеца к кузнецу.

Мастер прибавляет воду к глиняной смеси и перемешивает ее, пока не достигнет требуемой вязкости. Затем, используя шпатель, он наносит глину на режущую кромку меча, делая ее очень тонкой там, где должен появиться хамон. После этого мастер наносит более толстый (от одной восьмой до одной четверти дюйма) слой глины на верхнюю часть лезвия и обух. Это покрытие предотвратит указанную часть лезвия от быстрого охлаждения и закалки и определит границу хамон. Граница будет более четкой, если кузнец сделает резкий переход от тонкого слоя глины к более толстому.

Затем, на уже нанесенные слои глины, кузнец ребром штапеля наносит дополнительный ряд очень тонких глиняных полос, расположенных перпендикулярно или под углом к режущей кромке лезвия. Эти полосы играют роль изоляторов при закалке и создают аси - узкие каналы более мягкой стали в укрепленной режущей кромке. Такая “зубчатая” модель режущей кромки помогает ограничить степень повреждения лезвия при возникновении сколов: скол остановится на линии аси. Аси может являться важной частью, определяющей вид хамон. Однако кузнецы школы Сосю на этом этапе добавляют в глину порошок окисла железа, чтобы сделать аси в хамон визуально менее заметными.

После этой процедуры кузнеца ожидает час или более до образования на лезвии сухой глиняной корки.


Таким образом, нанесение глины на лезвие выполняется в следующей последовательности: режущая кромка, верхняя часть лезвия и обух, аси. Любопытный аспект этой процедуры состоит в том, что лезвие полностью “упаковано” в глину. Несмотря на то, что если для успешного выполнения яки-ирэ режущая кромка должна охлаждаться значительно быстрее, чем остальная часть лезвия, то кузнец вообще не должен наносить глину на режущую кромку, а для охлаждения использовать непосредственный контакт раскаленного металла с прохладным воздухом или водой. На практике же получается, что быстрее охлаждается лезвие, покрытое тонкой глиняной коркой. Это происходит потому, что нанесенная глина создает большую площадь охлаждающей поверхности для металла. Кроме того, глина предотвращает появление пузырьков на поверхности лезвия в момент охлаждения, которые стали бы крошечными изоляторами и вызвали бы возникновение областей мягкой стали в хамон.

alt

Ёсиндо смешивает глину и воду

alt

На режущую кромку глиняная смесь наносится в первую очередь.

alt

alt

Верхняя часть лезвия покрывается толстым слоем глиняной смеси

alt

Очень тонкие полоски глины, расположенные перпендикулярно режущей кромке, образуют аси.

alt
alt

Только что покрытое глиной лезвие (верхнее фото). И то же самое лезвие с уже подсохшей глиняной коркой. Рисунок на режущей кромке, полученный в результате высыхания глины, идентичен хамон, который получится после укрепления режущей кромки: этот рисунок называется гуномэ.

alt
alt

Другой способ нанесения глины (верхнее фото) и то же лезвие с частично подсохшей глиняной коркой. Этот рисунок называется тёдзи - "цветок гвоздики" - типичный хамон на мечах стиля Бидзен.


ЯКИ-ИРЭ: укрепление режущей кромки.



Яки-ирэ - процесс нагрева меча докрасна с последующим погружением его в емкость с водой, возможно, наиболее впечатляющий момент в работе кузнеца. Раскаленное лезвие, затемненная кузница, шипение поднимающегося пара - все это делает яки-ирэ почти мистическим действом, посредством которого из куска металла рождается меч.
В действительности же, как это часто бывает, все обстоит совсем не так. Яки-ирэ – работа целого дня, зачастую оканчивающаяся разрушенным лезвием, которое должно быть или вторично переработано или отбраковано. Работа выполняется ночью при выключенном свете для того, чтобы кузнец мог видеть истинный цвет раскаленного лезвия и точно определить его температуру. Рассказы о воде для охлаждения, которую якобы необходимо брать только из такого-то и такого-то горного ручья или которая должна быть такой-то и такой-то температуры, пожалуй, являются вымыслом. Или частью той таинственной привлекательности, которой всегда окружали себя кузнецы, чтобы представить свою технику как исключительную и секретную.
В чем однако не приходится сомневаться, так это в том, что успешное выполнение яки-ирэ требует высокой квалификации и чувства материала. Кузнец не использует серийно производимую фабричную сталь. Металл в каждой новой партии имеет уникальные характеристики, некоторые из которых устраивают кузнеца, а с некоторыми приходится бороться. Он должен уметь оценить температуру лезвия на глаз и без колебаний выбрать точный момент для охлаждения.

При разговоре об укреплении японских мечей, многие западные писатели используют термин “закаливание”, а применительно к хамон – “линия закалки”. Технически, употребление этих терминов в данном случае некорректно. Более правильно говорить, что лезвие подвергнуто термообработке для того, чтобы укрепить режущую кромку. Закаливание – это то, что выполняется после укрепления, чтобы сделать сталь менее хрупкой.


Кузнец начинает с маленьких - размером с сахарный кубик – кусочков древесного угля, чтобы гарантировать жар (даже огонь) в горне и предотвратить физическое повреждение глиняной корки, которое может изменить хамон. Он обертывает тряпку вокруг стального стержня и заклинивает хвостовик лезвия в U-образный выступ на конце стержня. Удерживая меч за стержень, Кузнец начинает очень медленно протягивать лезвие через горячие угли, одновременно левой рукой нагнетая воздух кузнечными мехами. Все это время он удерживает меч режущей кромкой вверх. Постепенно лезвие начинает накаляться. Кузнец протягивает меч через огонь от десяти до пятнадцати раз и затем позволяет огню утихнуть, чтобы он мог исследовать цвет лезвия. Когда оно становится достаточно горячим (более чем 700 ° C – цвет между ярко-красным и оранжевым), Кузнец переворачивает лезвие и снова протягивает его через горн – на этот раз режущей кромкой вниз. После нескольких проходов, лезвие приобретет достаточно равномерную окраску, и режущая кромка (цвет от ярко-красного к оранжевому) будет нагрета до более высокой температуры, чем остальная часть лезвия (цвет от красного к ярко-красному). После этого кузнец погружает раскаленное лезвие в емкость с водой.
Не все кузнецы делают яки-ирэ описанным способом. Кузнецы школы Сосю, например, ждут, пока лезвие не нагреется до более высокой температуры.

alt

Ёсиндо постепенно нагревает лезвие, непрерывно протягивая его через огонь.

alt

Теперь раскалено все лезвие. Еще несколько протягиваний в горне, и лезвие будет готово к охлаждению.

alt

Яки-ирэ: раскаленное лезвие погружается в емкость с водой.


Метод Ёсиндо особенно интересен тем, что он позволяет получить уцури. Слово уцури означает “отражение”, а сам эффект проявляется в виде белесого рисунка на лезвии со стороны обуха. Кузнецы периода Бидзэн владели этим приемом, но в период Эдо методика была утеряна. Так как рисунок уцури иногда, казалось, копировал хамон, знатоки периода Эдо назвали его “второй хамон”. Технически это неправильно, так как уцури не является следствием образования мартенсита. Наличие уцури - показатель высочайшей квалификации кузнеца, так как рисунок проявляется только при выполнении строго определенных требований к температуре и составу металла. Ёсиндо потратил на эксперименты три года, пока не смог восстановить технику получения уцури, и теперь несколько других современных кузнецов также используют ее в своих работах.

alt


Температура и структура используемой стали влияет на появление и других эффектов. Мы видели, что кузнец может объединять блоки с разным содержанием углерода перед финальной ковкой. Более высокоуглеродистые слои произведут большее количество мартенсита после охлаждения, что проявится при полировке в виде ярких полосок – кинсудзи и инадзума на лезвии меча. Если распределение углерода в металле лезвия сильно неоднородно, охлаждение вызовет появление многочисленных эффектов “зернистости”, названных ниэ, араниэ, ниой, кониэ и сунагаси (все это разновидность мартенсита, но имеющие различные имена согласно их размеру или расположению).

alt


Кинсудзи и инадзума – высокоуглеродистые области мартенсита, которые проявляются как яркие полоски в переходной зоне (хабути) между твердой режущей кромкой и остальной частью лезвия (область перлита). Кинсудзи, что означает “золотые линии”, располагаются параллельно режущей кромке. Инадзума - “вспышка молнии” выглядит как зигзагообразная линия, расположенная под углом или перпендикулярно режущей кромке.

alt


Примеры ниэ и ниой, которые являются видимыми областями мартенсита, находящимися в области хабути. По сравнению с туманными и расплывчатыми областями ниой, в областях ниэ, дольше находившимися при более высокой температуре, образовались большие кристаллы аустенита, которые после охлаждения стали хорошо заметны.
После выполнения яки-ирэ, Ёсиндо вынимает меч из воды, нагревает его в горне до 160 ° C и снова охлаждает. Это процедура закаливания, называемая яки-модоси, помогает снизить напряжение в укрепленной режущей кромке, частично разрушая большие, недавно сформированные стальные кристаллы мартенсита. Закаливание может быть повторено несколько раз, однако мастер должен быть очень внимательным, поскольку при превышении требуемой температуры часть хамон может начать терять очертания или пропасть совсем. Это как раз то, что произошло со многими старинными мечами, побывавшими в горящих зданиях: металл не пострадал, но хамон был разрушен.
Затем, используя грубый, охлаждаемый водой шлифовальный круг, мастер удаляет с поверхности лезвия всю глину и шлифует режущую кромку. Он может сделать хамон видимым для первоначального осмотра, используя 2-х процентный раствор азотной кислоты. Если лезвие перед охлаждением было слишком горячим, на нем могут появиться трещины или хамон может быть плохо очерчен. Если температура лезвия была слишком низка, хамон может не быть вовсе – это значит, что режущая кромка была недостаточно укреплена – или он будет очень неясным и расплывчатым (так называемый “сонный хамон”). Но если все пошло так, как было запланировано, хамон будет ярким и четким, в соответствии с тем, что представлял себе мастер, когда создавал на лезвии глиняную корку.


Если кузнецу не удовлетворен получившимся хамон, он может устранить его нагревая лезвие докрасна и медленно охлаждая его на воздухе. При этом происходит переход структуры стали к первоначальному состоянию – перлиту. После этого, кузнец может снова покрыть лезвие глиной и повторить яки-ирэ. Хорошо сделанный меч способен выдержать от трех до пяти таких процедур. Показатель качества Ёсиндо сравнительно высок. Три четверти его лезвий успешно переносят яки-ирэ. Аналогичный показатель у среднего кузнеца – половина или меньше.

После яки-ирэ кузнец, с помощью шлифовального круга, устраняет глину и исследует хамон.

alt


Хороший хамон имеет четкую форму и узнаваемый рисунок по всей своей длине. Дополнительные детали – такие как аси и кинсудзи - делают его еще более сложным и визуально интересным. “Бедный” хамон указывает на укрепленную сталь, но может иметь хаотичный вид, без непрерывного или распознаваемого рисунка.


СОРИНАОСИ: коррекция изгиба лезвия.


При выполнении яки-ирэ металл около обуха сжимается (при охлаждении) в течение более длительного периода времени, чем быстро остужаемая и укрепленная режущая кромка, что может привести к увеличению изгиба лезвия почти на полдюйма. Чтобы компенсировать это, кузнец на стадии подготовки к яки-ирэ придает лезвию гораздо меньший изгиб, чем это требуется на самом деле. Но, тем не менее, обычно некоторая коррекция все же необходима.

Если изгиб слишком большой, кузнец может выпрямлять лезвие, нанося удары молотом вдоль обуха, чтобы "растянуть" металл. Если изгиб недостаточен или неравномерен, для его коррекции мастер прижимает обух лезвия к раскаленному докрасна медному блоку и затем охлаждает меч в воде. В том месте лезвия, которое подвергается этой процедуре, происходит небольшое увеличение изгиба.

alt

Иногда для выпрямления лезвия требуется ковка.

alt

Ёсиндо прижимает обух к раскаленному докрасна медному блоку и корректирует изгиб лезвия.

alt

Это лезвие было нагрето на небольшом участке вдоль обуха четыре раза. Чем большее количество раз участок лезвия нагревается, тем больше становится изгиб лезвия в этом месте.

КАДЗИТОГИ: грубая полировка

Размеры и основные очертания меча были определены на этапе изготовления сунобэ. Теперь кузнец, используя шлифовальный круг и набор полировальных камней, должен очистить лезвие и нанести контуры всех линий боковых сторон и обуха. Режущая кромка тоже должным образом обрабатывается и затачивается.

Строго говоря, использование полировальных камней – это работа полировщика, однако кузнецы перед передачей лезвия мастеру полировщику предпочитают сами выполнять грубую полировку лезвия. Это является гарантией того, что форма лезвия и рисунок линий будут точно соответствовать замыслу кузнеца. Кроме того, различные дефекты лезвия также могут быть обнаружены на этапе грубой полировки, что позволит кузнецу избежать передачи мастеру полировки некачественного лезвия.

alt




ХИ: декоративные канавки.

Канавки (хи) часто вырезаются на этапе грубой полировки. Традиционно, канавки расположены выше бокового ребра, там, где металл относительно мягок. Они добавляются по двум причинам: как художественное оформление и для облегчения лезвия. Ширина и форма канавок – на усмотрение кузнеца, но необходимо соблюсти общую гармонию.

Эту работу часто поручают выполнять ученику. Сначала он отмечает положение каждой канавки на лезвии. После этого, используя двуручный резак с U-образным лезвием из закаленной стали, начинает вырезать канавку вдоль лезвия, постепенно расширяя и углубляя ее. Грубо вырезанная канавка выравнивается сначала круглым напильником, а затем набором небольших камешков карборунда и шлифовальной бумагой. В заключение поверхность канавки полируется твердой стальной иглой до зеркального блеска. Работа по вырезанию канавок на длинном мече может занять до двух дней.

alt

Сменные лезвия резака используются для вырезания декоративных канавок различного вида.

alt

Ёсикадзу вырезает канавки на одном из новых мечей отца. При работе резак направляется "от себя".

alt

Поверхность вырезанной канавки полируется стальной иглой.




НАКАГО: хвостовик

Хвостовик японского меча обрабатывается напильником в последнюю очередь, и за весь срок службы лезвия он никогда не полируется и не чистится. Хвостовики Ёсиндо обычно обрабатывает очень грубым напильником, причем обработка идет под углом к линии режущей кромки. После этого Ёсиндо с помощью сверлильного станка сверлит в хвостовике отверстие – мэкуги-ана для маленькой заклепки, которая проходя через хвостовик и рукоять меча, удерживает лезвие в рукояти.

alt

Финальная обработка хвостовика выполняется напильником.


МЭЙ: подпись

Теперь кузнец может передавать меч другим мастерам для изготовления хабаки, ножен и чистовой полировки. Он подпишет лезвие только после того, как оно окончательно готово и проверено им во всех деталях. Используя маленькое плоское долото и молоток, он наносит на хвостовик свое имя и любую другую информацию, которая потребуется.

Примеры надписей – “Ёсиндо”, “Ёсиндо саку” (“Сделано Ёсиндо”), кроме того, это может быть название места, где живет Ёсиндо, дата и имя лица, для которого он изготовил лезвие.

alt

Ёсиндо подписывает меч только после того, как лезвие будет окончательно отполировано.

alt

Ёсиндо с помощью стамески вырезает второй иероглиф своего имени.



Ну вроде все.

Отмечу, что работа полировщика это отдельное искуство, но об этом мы поговорим как нибуть в другой раз.
(итак уже ежа против шерсти родил это составляя)

А теперь небольшой падарок вам.
За терпение.

Все перечисленное выше в небольшом фильме. Наглядно.



На производство такого меча раньше уходило очень много времени. Считалось что хороший мастер выпускает в год максимум два меча. И это весьма торопливый мастер. (за сколько там в убить билла сделали катану? )

Однако увы и ах. В современном мире многие туристы хотят купить катану, а спрос рождает предложение.
Количеством поболеее, ценой подешевле. В результате пошла штампока.
Можете полюбоватся как сейчас это делют для туристов. Притом это еще не худший вариант.



Что еще можно сказать напоследок.
Оформление меча это уже отдельный разговор, и возможно он еще будет иметь место. Но не здесь.

Небольшой справочник терминологии.

В литературе часто используются японские названия для обозначения разновидностей японского меча и его деталей. Краткий словарь наиболее часто используемых понятий:

* Тати — длинный меч (длина клинка от 61 см) с относительно большим изгибом (сори), предназначался в основном для конного боя. Существует разновидность тати под названием одати, то есть «большой» тати с длиной клинка от 1 м (от 75 см с XVI века). В музеях демонстрируются в положении лезвием вниз.

* Катана — длинный меч (длина клинка 61—73 см), с несколько более широким и толстым клинком и меньшим изгибом по сравнению с тати. Визуально внешне по клинку отличить катану от тати сложно, они различаются прежде всего по манере ношения.[4] Постепенно с XV века катана вытеснила тати как оружие для пешего боя. В музеях демонстрируются в положении лезвием вверх, по манере ношения. В древности катанами называли кинжалы, но с XVI века перенесли это название на мечи утигатана.

* Вакидзаси — короткий меч (длина клинка 30,3—60,6 см)[5]. С конца XVI века в паре с более длинной катаной образует стандартный набор вооружения самурая, дайсё («длинный и короткий»). Использовался как для боя в тесном помещении, так и в паре с катаной в некоторых техниках фехтования. В отличие от катаны, разрешался к ношению не-самураям.

* Танто (косигатана) — кинжал или нож (длина клинка < 30,3 см). В древности кинжалы называли не «танто», а «катана». Меч тати, как правило, сопровождался коротким танто.

* Цуруги — прямой обоюдоострый меч, распространённый в Японии до X века. Многие образцы не относятся к настоящим японским мечам (нихонто), так как изготовлены по китайской или корейской технологиям. В широком смысле термин использовался в древности для обозначения всех мечей. В более позднее время вытеснился термином кэн для обозначения прямого меча.

* Нагината — промежуточное оружие между мечом и копьём: сильно изогнутый клинок длиной до 60 см, закреплённый на рукояти длиной в рост человека.

* Кото — букв. «старый меч». Мечи, произведённые до 1596 года[6]. Считается, что после этого времени многие приёмы традиционной технологии были утеряны.

* Синто — букв. «новый меч». Мечи, произведённые с 1596 до 1868 года, то есть до начала промышленной революции периода Мэйдзи. За редким исключением, мечи синто не рассматриваются как высокохудожественные творения кузнецов, хотя могут отличаться роскошной отделкой. По внешним признакам воспроизводят мечи кото, но по качеству металла уступают им.

* Цуба — гарда характерной округлой формы, кроме функционального назначения (для защиты кисти) служила украшением меча.

* Хамон — линия узора на клинке, возникающая после его закалки между лезвием и обухом как результат формирования в металле мелкозернистых кристаллических структур




Ну, пока все. Спасибо тем кто не поленился прочитать.

При копировании материалов, активная ссылка на сайт You-Happy.Ru ОБЯЗАТЕЛЬНА!

Мнения пользователей


№1 написал: Kin-Ra (14 мая 2009 20:44)                  


Группа: Пользователи
Регистрация: 19.04.2009
Пост великолепен, и за видео спасибо большое! ay


--------------------


№2 написал: котик мяу (29 августа 2009 19:56)                  


Группа: Пользователи
Регистрация: 18.07.2009
Автор крутой!!!

Информация


Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.