Добро пожаловать на сайт фантастики, которая нас окружает в фильмах, играх и книгах. У нас Вы сможете прочитать захватывающие фантастические рассказы, посмотреть фэнтези картинки и просто пообщаться с единомышленниками; Путешествуйте виртуально в параллельные миры где вас ждут драконы, эльфы, вампиры, ангелы и другие герои.


    Свободное рекламное место

Warhammer: Псы Войны (наёмники)

Дата: 11.09.2009
Категория: Интересности
  • 100


Псы Войны — это военачальники, бандиты, вольные мечи, флибустьеры и храбрые авантюристы, которые охотно рискуют всем на поле битвы ради шанса разбогатеть. В отличие от других армий, Псы Войны не происходят из определённой местности и не состоят из одной расы, хотя люди составляют значительное их число. Этих воинов объединяют жизнь в битве и битвы за деньги, битвы как приключение и, что наиболее важно, битвы за шанс заслужить баснословное богатство. Некоторые из них просто бандиты, пираты и головорезы самого ненадёжного типа, зато другие — галантные князья и буканьеры, ведущие смелых воинов к приключениям и завоеваниям в далёких землях.

Как уже было сказано, не все наёмники — люди, хотя их и большинство. Среди Псов Войны можно встретить кого угодно: флибустьеры ледяных пустошей Норски стоят плечом к плечу с корсарами Аравии и таинственными воинами-монахами востока, купцы Тилии, вечно голодные полурослики и огры, гномы и эльфы, изгнанные из своих королевств, кочевники пустынь и степные хобгоблины, да и любой народ может стать основой этих орд. Обычно наёмники собираются в странствующие группировки под руководством харизматичного или особо жестокого лидера. Как правило, наиболее знаменитые из этих группировок известны под именем их лидера, как например Бывшие мародёры Хагара Белого Клыка (Hagar Whitefang’s Were-Marauders), Меткие Стрелки Халага (Khalag’s Sure Shots) и знаменитые Огры Голгфага Людоеда. Полная армия Псов Войны состоит из множества подобных группировок под полным руководством плутоватого генерала наёмников.

Наёмные армии Псов Войны сражаются по всему миру. Они стягиваются туда, где могут разбогатеть безжалостные авантюристы. Сокровищницы ящеролюдей в Люстрии — весомый трофей, привлекающий многих потенциальных завоевателей вроде безумного Пиаца Пиццаро (Piaza Pizzaro) и почти легендарного Свена Хасселфризиана (Sven Hasselfriesian). На далёком востоке таинственные Драконьи острова и неизведанные земли Катая соблазняют солдат удачи вроде графа Эгмунда Баернхофа (Count Egmund Baernhof) и бесчестного Торсона Гринта (Thorson Grint). От Южноземелья на юге до крепости Карак Зорн на севере, от Катая на востоке до Люстрии на западе, мир поистине наводнён армиями вольных мечей, лелеющих мечты о своих империях!

Хотя Псы Войны практикуют своё кровавое ремесло буквально везде, наиболее известный источник наёмников в Старом Свете — Тилия. Из всех королевств Старого Света, и многих стран вне него, вольные мечи прибывают в Тилию, где они могут быть уверены в постоянной и выгодной работе. Причины этого очевидны, ибо Тилия — анархическая и в значительной степени неконтролируемая страна, где своекорыстные индивидуумы управляют независимыми городами. Реальной властью обладают богатые торговые князья, организующие заговоры и интриги против сборщиков налогов и друг друга с почти равным энтузиазмом. На самом деле, в Тилии почти традицией является то, что все армии являются армиями наёмников, оплаченными и сформированными богатым князем, хитрым торговцем или честолюбивым тираном.

Тилия это также плавильный котёл, в который наёмники всех мастей стекаются с намерением объединится для одной цели, даже если путешествие попахивает долгим сроком. Такие предприятия иногда финансируются богатыми торговцами, жаждущими открыть новые торговые маршруты на юге и востоке, но часто они организуются сумасшедшими авантюристами считающими что мир круглый, кубический, похож на очень высокую шляпу, и так далее в том же духе. Независимо от причины, смелые армии Псов Войны каждые несколько недель отбывают из портов Тилии и уплывают в закат. Обычно о них никогда не слышат снова, но иногда судна возвращаются назад, до отказа набитые сокровищами, и неся немногих выживших к новой жизни в непринуждённости и роскоши.

Кланы наёмников:

Болотные твари

Магия наполняет земли Альбиона. Огамические камни притягивают к острову магию; почва, камни, растения и даже туман, воздух и дождь острова насыщены магией. Говорящие правду и Тёмные эмиссары могут по разному использовать эту энергию, вытягивая её либо из огамических камней, либо из самой почвы или воздуха. Одним из итогов использования этой энергией является вызов элементальных монстров, называемых Болотными тварями.

Земли Альбиона состоят из огромного количества болот и трясин, и многие существа, которые пытались пересечь наиболее опасные участки, неожиданно тонули в грязи, не имея возможности выбраться. В таких местах, собирается мистическая сила Альбиона, взращённая на многочисленных смертях. Когда некто тонет в болоте, считается, что его душа оказывается пойманной в трясине, и не может убежать. В таких опасных местах волшебники, исполнив определённые ритуалы, могут призвать заключённые души. В болото кидается камень размером с кулак, на котором должны быть изображены магические огамические символы. Ритуал также включает в себя кровь вызывающего, которая должна связать души вместе, объединив их с магией и болотом. Таким образом создаётся дух болот.

После этого Болотная тварь поднимается из глубин болота, а в центре её пульсирует магической силой волшебный камень. Получившиеся существа не имеют воли, ими полностью руководит их создатель-колдун. Болотные твари не являются живыми существами, в обычном понимании. Их сущность состоит из грязи, болотных растений и жаб. Они не чувствуют боли и могут восстанавливать себя, выращивая новые конечности, вместо отрубленных. Они обладают силой элементалей, беря силу из самой земли. Их кулаки крушат противника, как два огромных тарана. Твари не имеют эмоций, будучи бесстрастными монстрами, которые сражаются до тех пор, пока жив их хозяин.

Боевые петухи Люмпина Крупа

Расу полуросликов обычно описывают такими словами как: миролюбивые, благонамеренные, искренние и общительные. Таково, по крайней мере, общее представление, которое подтверждается видом розовых щёк и пухлых лиц представителей этого народа, а также их широких улыбок. И всем этим природа действительно наградила их, однако, даже среди этих терпимых и спокойных созданий встречается, как говорится в старой поговорке, своя ложка дёгтя в бочке мёда. В данном случае такой ложкой дёгтя является Люмпин Круп вкупе со своим отрядом Боевых петухов.

Люмпин Круп родился в глухой, расположенной на отшибе реки деревушке в северной части Общины. Его мать была дочерью кузнеца, а отец — странствующим продавцом моркови. К несчастью, отец Люмпина погиб под копытами лошади ещё до рождения сына. Детство младшего Крупа нельзя было назвать счастливым. Дед с бабкой не любили его, и так и не смогли простить своей дочери неразумную, по их мнению, связь. А яркая рыжая копна волос в этом деле была дополнительным болезненным напоминанием о происхождении Люмпина.

Юный Люмпин был вынужден много работать в кузне отца своей матери. Дед всегда давал ему самую трудную и унизительную работу, такую как поддержание огня в топке и выпрямление конских подков. Его мать сильно страдала от так и не ослабевавшего родительского гнева. И, как итог, помутилась рассудком и начала прикладываться к бутылке. Не удивительно, что Люмпин старался сбежать из дому, пользуясь любым удобным случаем. Именно в это время он и познал жизнь карманника и искусство обмана. Эти таланты, несомненно, были унаследованы от отца, впрочем, как и страсть к корнеплодам.

Люмпин Круп стал браконьером. Его необычайно острое ночное зрение давало ему огромное преимущество в тёмные безлунные ночи. Вскоре Люмпин стал кормиться за счёт близлежащих ферм и поместий. Это стало причиной раздражения многих егерей, дичь в угодьях и репутация которых одинаково быстро уменьшались.

Однажды Люмпин посетил Старую свинью и Ведро (Old Pig and Bucket), постоялый двор с сомнительной репутацией, в соответствующей ему деревушке с манящим названием Кончина бродяги (Beggar’s End). Владелец этой гостиницы, Рагго Пивное брюхо (Raggo Barrelgut), с нетерпением ждал заказанного им, и готовящегося на медленном огне, кролика. Справедливости ради надо сказать, что данное блюдо отсутствовало в меню. Как вдруг в помещение ворвались егеря во главе со всем известным своим бешеным нравом Нэдом Хэмфистом (Ned Hamfist). Все егеря были вооружены дубинками. Растерянный и напуганный Рагго затаился в углу.

Поняв, что кого-то уже начали бить, Люмпин на ходу начал придумывать и рассказывать длинную и запутанную историю. Стоило ему лишь начать говорить, как он сам поверил в свои слова и погрузился в круговорот захватывающих историй, сокровищ и пиров, ждущих их в далёких землях, что за горами. Егеря настолько увлеклись занимательным рассказом молодого браконьера, что вскоре забыли о мести. Напротив, они решили присоединиться к Люмпину в его ярком и захватывающем походе в Тилею. Нэд Хэмфист купил выпивки, дабы обмыть их смелое предприятие, а кто-то блеснул остроумием, придумав название их отряду — Боевые петухи Люмпина Крупа.

С того самого дня Люмпин с великими сложностями для самого себя пытается улизнуть от Боевых петухов. Однако, егеря гораздо более опытные охотники, чем Люмпин, и поэтому всегда настигают его и настоятельно требуют продолжения их совместного похода. При этом его последователи искренне принимают его регулярные попытки к бегству за специально устариваемые им «учебные манёвры». Равно этому и его усилия сбить с дороги, ведущей в Тилею, и уклонение от любых столкновений и сражений, воспринимаются ими исключительно как «испытания». К сожалению Люмпина, Боевые петухи превосходно ориентируются на местности и являются экспертами в выборе направления движения даже в полной темноте. Их доверие к Люмпину и вера в своё предприятие непоколебимы.

А между тем Боевые петухи действительно хороши. Все эти «учебные манёвры» и «испытания» отточили их природные качества, превратив их в первоклассных следопытов и охотников. Их стрелковые навыки непревзойдённы, а их маскировочная одежда и кожаные шляпы, украшенные перьями, выглядят просто потрясающе.

Благодаря нескольким выдающимся сражениям Боевые петухи приобрели заслуженную репутацию и их услуги сейчас пользуются большим спросом. Однажды, благодаря действиям Люмпина, была спасена целая армия: противник зашёл в тыл и уже приготовился к сокрушительной атаке. Люмпин же, собирался покинуть поле битвы и уводил свой отряд подальше от звука боя. Таким образом, он вышел на окружавшего их врага. В последующей затем схватке Боевые петухи дрались с таким исступлением, что противник вскоре был рассеян. Все были настолько впечатлены тактическим предвидением Люмпина (включая, надо сказать, и его самого), что вскоре на Боевых петухов обрушился шквал предложений о найме.

И действительно, деньги стали течь в казну отряда и импровизированный рассказ Люмпина о славе и богатстве начал воплощаться в жизнь. Его парни верят в него и гордятся растущей репутацией своего вожака. Сам же Люмпин пытается привыкнуть к столь резкому повороту в своей жизни. Неожиданно для себя он понял, насколько сильно привязался и полюбил своих подопечных. Его преданность им настолько сильна, что накануне каждого сражения он, сидя в своём шатре, усиленно трудится над разработкой новых учебных маневров.

Волчьи наездники Огла Хана

Далеко-далеко, на востоке, за Темными Землями, в неизведанных степях расположена величайшая империя на свете — владения Хобгоблы Хана. Подданные Хобгоблы Хана — хобгоблины, раса зеленокожих существ, родственная оркам и гоблинам. Все питают отвращение к хобгоблинам, благодаря таким их качествам, как жестокость, злобность и абсолютное отсутствие личной гигиены.

Армии Хобгоблы Хана называют Великой Ордой. Когда все племена, подчиняющиеся Великому Хану выстраиваются для битвы, Орда заполоняет собой весь горизонт. Глав племен называют Ханами, каждый хан ведет в бой пятьсот и более хобгоблинов-всадников.

Огла Хан был одним из вассалов Великого Хана, к тому же пользовался доверием зеленокожего деспота. Его шатер был столь же велик, как и особняк любого дворянина в землях людей, он владел сотней волков, что выдавало в нем очень богатого хобгоблина. В военное время он мог призвать под свое начало до шестисот копий. Огла дрался во многих битвах Великого Хана, доказав в них свою боевую удаль и вероломство — качества, всегда бывшие в почете у хобгоблинов. И, казалось бы, ему самой судьбой было предначертано стать одним из наиболее влиятельных военачальников своего времени.

Удача отвернулась от Огла Хана во время сражения у Ксен-Ту, где хобгоблины сошлись с армией катайского императора Пю-Йи. Когда Абло Хан, командующий армии хобгоблинов, был убит Тонг По — чемпионом императора, многие хобгоблины дрогнули и стали беспорядочно отступать, считая, что все в этой битве потеряно.

Огла Хан же, напротив, незамедлительно примкнул к бывшим противникам, и, вместе со своими парнями, напал на сородичей. И все бы хорошо, но на подмогу прибыла основная армия Орды во главе с самим Хобгоблой Ханом. Вновь прибывшие стократно превосходили катайцев числом, поэтому с последними очень быстро расправились. Огла Хан тут же показал спину своему бывшему правителю, избежав, тем самым, его праведного гнева.

Огла Хан и его племя были объявлены вне закона и изгнаны из земель Хобгоблинов. Им ничего не оставалось сделать, и поэтому Огла вместе со своими парнями направился на запад — в земли Старого Света. Великий шелковый путь привел его в Темные Земли, где он сразу же завербовался в армию предводителя черных орков Гордуга Сокрушителя. Гордуг был твердо намерен совершить набег на тилейские земли, но в битве у Темных Ножей потерпел сокрушительное поражение, из-за коварства Огла Хана, переметнувшегося в решающий момент битвы в стан противника.

Тилейский генерал Джованни Джулиани щедро вознаградил Огла Хана и нанял хобгоблинов в свою армию в качестве разведчиков и застрельщиков.

С тех самых пор Огла Хан служил под началом многих генералов и приобрел определенную репутацию. Хотя из тех шестисот воинов, что пришли с ним, выжили немногие, но теперь это закаленные в боях ветераны, пользующиеся большим спросом. Хобгоблины — превосходные лучники и свирепые бойцы, поэтому нанимающий их генерал должен подумать только об одном — будут ли они верны?

Магические предметы

Шкура Вульфага (The Red Scimitar): Вульфаг был легендарным гигантским волком, ездовым Хенгай Хана, основателя империи Хобгоблинов. Теперь она висит на плечах Огла Хана. Шкура была подарена Великим Ханом ещё в те времена, когда Огла был любимчиком Повелителя степей. Шкура несёт на себе древнее заклятие шаманов хобгоблинов, которое действует так, что убегающий противник никогда не может спастись.

Всадники Тичи-Уичи

На пятитысячном солнечном цикле, в равноденствие Топека (Topec), на меридиане Змеиной звезды (Serpent Star) в нерестилище разрушенного храма Эншилады (Enxilada) случилось рождение. Все священные скрижали, которые могли бы предсказать это рождение, были давно утрачены. Храм стоял в отдалении от великого города Златлан, что в Южноземелье, и многие годы стоял заброшенным. Долгое время ни один сланн не обращал мысль в направлении этого храма, посему рождение прошло незамеченным. Это было воистину неожиданное рождение, вызванное необычными предзнаменованиями и сочетаниями звёзд. Возможно, такова была таинственная воля Сотека.

За этим рождением наблюдал лишь один взрослый ящерочеловек. Это был Тичи-Уичи. Это он присматривал за разрушенным храмом и возносил хвалу Солнцу, лишь только оно восходило утром. Он был последним жителем Эншилады, все же остальные погибли годами ранее от таинственного мора.

Тичи-Уичи увидел, что выводок скинков, родившихся в нерестилище, отмечен добрыми знаками. Им определённо благоволили боги. Он почувствовал гордость за то, что именно он был избран присутствовать при таком событии. Он наблюдал за тем, как личинки росли, крепли, вылезали на землю погреться на солнце. Он увидел, что у них большие гребни, что говорило об их способности укрощать Холодных. Эта мысль заняла Тичи-Уичи, и он решил спуститься в тёмные пещеры под руинами. Ожидания его не обманули, здесь появился на свет связанные с первым иной выводок. Маленькие Холодные, вылупившиеся из яиц, носили те же отметины, что и скинки. То, что эти выводки родились одновременно, несомненно, было волей Древних.

В последующие годы Тичи-Уичи стал обучать растущее поколение скинков всей мудрости Эншилады, которой он обладал. Они видели в нём наставника и предводителя. К этому же времени подросли и Холодные, и скинки стали приучать их к седлу. Этот процесс шёл легко, духовная связь между наездниками и скакунами была предопределена. Первые становился хозяевами вторых.

В это же время на Эншиладу обратил свой разум один из магов-жрецов далёкого Златлана. В бдительном разуме Тичи-Уичи пробудились глубокие мысли. Ему стало ясно его предназначение. Его долгом было возглавить избранный полк, рождённый по воле Древних. Был сезон дождей. Зловонными, душными ночами Тичи-Уичи являлись видения. Он видел далёкие земли, странные расы и невиданных существ. Среди них он почувствовал присутствие великих сокровищ — могущественных талисманов Древних, украденных из Эншилады и других мест, священных артефактов, которые Древние с его помощью желали вернуть.

Тичи-Уичи, наконец, осознал свой долг и причину рождения выводка. Его судьба была ясна. Именно он должен был отправиться в дальние страны, найти и вернуть реликвии, которые явили ему Древние. Следуя инстинкту и позволяя разуму великих руководить собой, Тичи-Уичи во главе своего полка всадников отправился в путь. Во время дождей они не теряли времени, они совершенствовали искусство езды и сражения на Холодных. Это искусство было инстинктивным, давать прямые указания почти не было нужды.


В первом встреченном поселении новых существ, принадлежавшем кочевому аравийскому племени, Тичи-Уичи вел себя загадочно, желая лишь следовать ходу событий, разворачиваемых перед ним волей богов. Аравийский вождь, пришедший в смятение при виде настоящего Аль-Заурим (Al Saurim), с охотой взял его полк к себе на службу. Много сокровищ разложил он на песке перед Тичи-Уичи, но тот лишь щурил жёлтые глаза от их сияния на солнце. Однако затем он разглядел священный талисман, который был явлен ему во сне, и скрежещуще квакнул от радости. Шейх со смехом передал его Тичи-Уичи. Сделка была заключена. Полк вместе с аравийцами совершил множество набегов в земли Неехары. Они разоряли могилы в некрополях этой пустынной страны. Сокровища были рассеяны по пескам. Однажды грабителей могил со всех сторон окружили воины-скелеты и перебили всех аравийцев до единого, однако Всадники Тичи-Уичи продолжали сражаться с ними до рассвета. На рассвете жрец-лич воздел посох и остановил своих скелетов. Он достал замотанный в тряпье предмет и развернул его. Тичи-Уичи увидел воочию второй талисман из своих видений. Он велел спустить знамя. Жрец понял его. Сражение закончилось. Тичи-Уичи и его воины вступили в армию Царя Гробниц, который восседал на троне внутри своей пирамиды. Казалось, жизнь в нем поддерживал некий дух извне. Последовали годы сражений на северных рубежах пустынь. Сражений с гномами. Их было легко догнать и поймать, тщетными были их попытки скрыться с грузом награбленного.

Однажды Тичи-Уичи вёл погоню несколько дней и зашёл очень далеко. Гномы встали, готовые умереть, и воцарилась напряжённая пауза перед решающей атакой. Тут Тичи-Уичи увидел, что из заплечного мешка одного гнома торчит статуэтка бога-обезьяны. Метко брошенный дротик разрезал ремень, мешок упал и раскрылся, и из него выпала золотая статуэтка. Гном бросился собирать награбленное, но тут тяжёлый, подбитый гвоздями башмак его предводителя врезался ему в зад. «Брось, Гронги (Grongi)! Это наш последний шанс!» — прорычал тот. Гномы отступили, и Тичи-Уичи приказал скинкам забрать священный образ, что явился ему в его третьем видении. Гномы осторожно развернулись и пошли прочь, за ними на расстоянии следовали скинки-наездники.

Так пришёл день, когда Тичи-Уичи нанял гномий владыка крепости Барак Варр. Это случилось на встрече, во время которой, как показалось гномьему владыке, ему давал советы давно умерший предок. Торги были долгими, но три золотых скрижали превзошли в цене большой сундук самоцветов. Гномы посчитали этих ящеролюдей странными, но прекрасно отрабатывающими свою цену. Так думали гномы, привыкшие ценить золото лишь по весу, чуждые божественного промысла. Для них эти скрижали были лишь кусочками металла, которые можно было бы и расплавить. Они не знали, что Древние писали на золоте лишь из-за того, что оно не подвержено влиянию веков!

Так Тичи-Уичи и его всадники стали сражаться против орков и гоблинов. Затем и эти наняли их. Гоблинские вожди думали, что выполняют волю Морка, Горка или обоих сразу, беря ящеролюдей на службу. Всадники Тичи-Уичи сражались во множестве битв, собирая всё новые и новые утерянные реликвии. С очередным поворотом колеса фортуны им доставался ещё один священный артефакт. Даже если хозяева, которым они служили, бежали с поля боя или были полностью разбиты, неким чудом Всадники выходили целыми из любого боя. Их бывшие враги, видя бессмысленность продолжения битвы, в которой скинки могли перебить ещё бессчётное множество противников до того, как пали бы сами, решали, что их необходимо взять на службу к себе. Не зная ни слова человечьего, орочьего, Казалида или эльфийского языка, Тичи-Уичи всякий раз заключал очередную сделку. Направлял ли мысли его собеседников великий ум, восседающий на пирамидальном храме Златлана? Воистину, неисповедимы пути Древних!

Повелитель драконов Азарнил

Легенда о Повелителе драконов Азарниле известна по всему Ултуану, и этот наёмник может соперничать в своей славе даже с самим Князем Имриком. Азарнил был сыном Асериона (Aserion), героя тысячи битв. С ранних лет Азарнил воспитывался в лучших военных традициях Каледора. Он стал великим воином и одним из тех немногих эльфов, которые умели пробуждать драконов, спавших в пещерах и расщелинах гор эльфийских земель.

Его спутник — зелёный дракон Смертельный Клык (Deathfang), был одним из величайших драконов, которых каледорские князья пробуждали от их глубокого сна. Вместе они были непобедимы, и слава о них распространилась далеко за границы Каледора.

Во время Великой Войны против Хаоса, Азарнил, сражавшийся бок о бок со своими братьями — Князьями Драконов, добился успехов. Азарнил вел их в битвы, и, во многом благодаря нему Каледор не пал в те тёмные времена.

После битвы на Финувальских равнинах Азарнил получил приказ присоединиться к войску Высших Эльфов, вышедших из Лотерна. И уже после прибытия Князя Драконов, объединённые силы Лотерна и Каледора должны были уничтожить последний оплот тёмных эльфов в Ултуане.

Но, прежде чем Азарнил соединился с армией Короля Феникса, он получил известие, что Каледор оказался под ударом. Азарнил принял решение защитить свою родную провинцию и повернул назад вместе со всеми своими войсками. Блестящей атакой Наездников Драконов тёмные эльфы были отброшены к морю, и Каледор был спасён. Победоносный Азарнил возглавил войско в обратный путь для соединения с Королем Фениксом, убеждённый, что по прибытии его ждут большое вознаграждение и великая честь.

Узнав, что его приказам не подчинились, Король-Феникс Финубар пришёл в ярость. Ведь если бы его войска были бы атакованы, без поддержки Князей Драконов, они могли быть уничтожены. Когда Азарнил и его собратья — Драконьи наездники прибыли в расположение армии Короля-Феникса, никакого радостного приёма им оказано не было. Вместо этого Азарнил был вызван к Королю Фениксу. В негодовании от унижения Азарнил поклялся, что он больше не будет подчиняться короне Ултуана. Ответ Финубара Морехода был скорым и жёстким: Азарнил будет лишён титула, всех земель и выслан из Ултуана, в случае, если он будет мешать исполнению правосудия Короля-Феникса. Возгордившись, Азарнил был наказан.

Теперь Азарнил стал безземельным князем, владыкой в изгнании. Он собрал свое оружие и доспехи, оседлал Смертельного Клыка, и оставил благословенный остров Ультуан.

Азарнил направился к древним руинам эльфийского города в южной части Старого Света. Он узнал, что сейчас эти земли населены людьми. Его дракон приземлился в городе Ремас, что в Тилеи, к всеобщему ужасу горожан. Тем не менее, князь Ремаса понял, что такой сильный союзник даст им преимущество в войне, которого им так не хватает. Он сразу же нанял Азарнила, чтобы использовать его в войне, которую Ремас вел против своего главного соперника — Миральяно.

С помощью Азарнила и огромной мощи Смертельного Клыка, Ремас окончательно победил своих соперников и довел войну до успешного завершения. И в самом деле, ужас, излучаемый Смертельным Клыком, был таким, что большинство воинов из Миральяно бросали оружие и бежали с поля битвы ещё до сражения! В морском сражении у Сиреновых скал, Азарнил и Смертельный Клык уничтожили весь флот Миральяно, завершив, тем самым эру их превосходства на море.

С тех самых пор, гордое знамя Азарнила реяло над бесчисленным количеством сражений в Старом Свете. Только величайшие из богатейших правителей могут позволить себе нанять Повелителя Драконов, но, как итог, найм Азарнила почти гарантирует победу.

Однако в глубине души Азарнил по-прежнему мечтает о возвращении в Каледор со всей славой и богатствами, которые он заработал, но в данный момент его копье и меч принадлежат не ему.
Магические предметы
Амулет Драконьего сердца (Amulet of Dragonheart): этот амулет один из мощных артефактов, сделанных Каледором Укротителем Драконов для эльфийских драконьих князей. Говорят, что мерцающий драгоценный камень, висящий на шее Азарнила, был найден в самом сердце горы, и благословлён самим Каледором Укротителем Драконов. Завораживающий свет этого амулета делает фигуры Азарнила и его дракона расплывчатыми, как будто вы глядите на них сквозь дымку.

Проклятая рота Рихтера Крюгера

Тёмная легенда о Рихтере Крюгере Треклятом и его Проклятой роте передавалась из уст в уста во всех уголках Империи в течение бесчисленных лет. Трагический рассказ о предательстве, жадности и мести, детали и правда которого стали туманными и неясными, поскольку история пережила множество поколений рассказчиков.

Самые известные рассказы, касающиеся трагического проклятия Рихтера Крюгера, повествуют о молодом наемном капитане, гордом, талантливом и безжалостном. Он нанимался непринуждённо, не заботясь, на кого ему придётся работать и против кого воевать, поскольку цена его устраивала. Несколько столетий назад, Рихтер, как говорили, нанялся к очень могущественному Некроманту, помогая ему в его дьявольской кампании против Империи, нагоняя страху, по большей части, в лесистой местности вокруг Вольфенбурга.

В Летописях государства Имперского, огромном томе в кожаном переплёте, сказано, что имперская армия Вольфенбурга несла ужасные потери в изнурительной войне, о победе в которой невозможно было и мечтать.

Однако, несмотря ни на что, они продолжали борьбу и начали побеждать Некроманта, перейдя в наступление и оттесняя его глубже в лес, не давая ему передышки для восполнения потерь. Видя шаткость положения Некроманта, Рихтер принял предложение имперского лазутчика, посчитав, что разом сможет убить двух зайцев — заработать лёгких деньжат и при этом оказаться на стороне победителей. И в то время, когда в решающей битве установилось хрупкое равновесие, Рихтер предал гадкого Некроманта, зарубив своим мечом. Однако вместе с последним вздохом с губ нечестивого колдуна сошло проклятие, которое должно обрекало продажного наёмника на вечную смерть.

К его ужасу кожа стала стремительно сохнуть, и, через несколько секунд, он упал на землю безжизненной грудой костей и доспехов. В этот день воины Империи праздновали победу, забыв, что она была добыта благодаря предательству Крюгера, тем более что и о нём самом уже ничего не напоминало, и никто его не оплакивал.

В первую же ночь Рихтер восстал из земли. Он взирал на мир пустыми глазницами, и всё, на что он смотрел, виделось ему лишь в серых тонах. Со страданием и отчаянием, Рихтер глядел свои собственные костяные конечности, и до него стал доходить весь ужас заклинания Некроманта.

Так он и шествует по Старому Свету в своей, уже загробной жизни. Сотни лет, начиная с его первой смерти, он все еще ищет забвения и мира, и все же не способен достичь настоящего упокоения. Множество раз он был повержен, только чтобы проснуться снова следующей ночью к его бесконечному, адскому мучению. Частью ужасного проклятия является то, что каждый из поверженных им врагов немедленно восстает из мёртвых, чтобы служить ему в послесмертии, быть рабами его воли. Он путешествует по миру, проживая трагическую пародию на его прежнюю карьеру наёмника, сражаясь везде, где он находит битву. Его гнев и отчаяние очень скоро проиграли жажде борьбы, он продолжает своё проклятое существование в отчаянной надежде, что однажды, когда его нынешнее тело будет в очередной раз сокрушено, он, наконец, познает облегчение истинной смерти.
Магические предметы
Паразит (): мрачный клинок, выкованный столетия назад и наполненный нечестивой магией.
Тёмный камень проклятых (): этот талисман светится кроваво-красный цветом, и вспыхивает, когда удар направлен на Рихтера, тем самым, предупреждая и защищая его.
Знамя Клеветы (): это знамя Проклятой роты несли в течение многих столетий различные порабощенные Рихтером воины. Это — тёмная пародия на его оригинал, опозоренное знамя наёмного отряда.

Псы пустыни Аль-Муктара

Молодой Вернер Глюк (Werner Glook) был послан родителями в элитную школу в Мариенбурге — обычное дело, для детей богатых и знаменитых родителей, которые не могут тратить много времени на воспитание своих отпрысков. Как следствие, детство было для него временем одиночества и глубокой печали. Школьные учителя часто били его, а старшие мальчики сделали из него личного раба. Вернер жил в постоянном ожидании звуков побоев. Он научился всё выносить, погружаясь в себя и мечтая о путешествиях в неизвестные и причудливые земли.

Несколько лет спустя, Вернер Глюк сошёл с торгового тилеанского корабля в гавань Лашиека — города аравийских пиратов. Его стремление путешествовать по миру, привело его в самый большой город Аравии. Смуглые мальчишки в лохмотьях бежали за ним следом, предлагая нести его сумки и пытаясь обобрать карманы.

Он послал их всего одним словом. Мальчишки вытаращили глаза в изумлении и быстро убежали. Они не ожидали, что белокурый, голубоглазый незнакомец может говорить на их языке, не говоря уже о том, что он знает местный аравийский мат. Возможно, он вообще не обычный незнакомец, а таинственный Аль-Муктар — Избранный, чьё прибытие было предсказано в этом году!

Вернер ничего не знал об этой старинной легенде. Он был рад встретить в Аравии людей дружественных и щедрых, по крайней мере, начиная с того момента, как он заговаривал с ними, после прекращения их попыток украсть его вещи. Новость стала распространяться по городу. Вернер же, оставался в неведении, о росте своей известности. Однажды, он решил предпринять поездку в пустыню, чтобы посмотреть некоторые знаменитые руины. Он нанял проводников и верблюдов и отправился на восток. После трёх дней пути, караван подвергся нападению разбойников. Проводники Вернера убежали, как только напали бандиты, кроме слепого Ибна (Ibn), нищего мальчика, который не понимал что происходит, до тех пор, пока не стало слишком поздно; он побежал в заведомо неправильную сторону и был легко схвачен. Вернер, будучи слишком упрямым, чтобы бежать, был пленён после ожесточённой схватки (в которой, он продемонстрировал прекрасный кулачный бой — навык, по необходимости приобретённый в школьные годы).

Предводителем разбойников был шейх Ахмед Шуфти (Sheikh Ahmed Shufti), косоглазый сын песков, одетый, как и его воины, в просторные, ниспадающие, одежды. Шейх никогда не видел жителей Старого Света, но был поражён мужеством пленника! Шейх решил бросить Вернера в пустыне, постепенно избивая его до полусмерти в течение нескольких дней. Пока они развлекались его криками и мольбами о пощаде, разбойники жарили одного из верблюдов.

За три дня пыток и отсутствия воды, Вернер не издал ни одного звука боли и единственными произнесёнными им словами, были проклятиями его похитителям и их ближайшим родственникам. Шейх был поражён и его люди начали немного нервничать. Несомненно, любой обычный человек не смог бы вынести такую боль. Они не знали, что Вернер привык к избиениям, пострадав значительно хуже от рук своих одноклассников. После того, как они подвесили его на три дня в дымоходе огромной трубы рабочего кабинета директора школы…, за это время, он не произнёс ни одного слова, даже когда старый Меистергреик разжигал огонь, чтобы погреть свои старые кости.

Вернер мог слышать бормотание бандитов об Аль-Муктаре, но он не имел ни малейшего представления, что означает «Избранный». «Аль-Муктаррррр» — закричал он так громко, как мог. Бандиты, толпившиеся вокруг лагерного костра, были напуганы жителем Старого Света, после того, как Ибн рассказал им о легенде и различных чудесах, которые якобы, Вернер делал в Лашиеке. Кроме того, стало пропадать имущество, по большей части, небольшие ценные вещи и Ибн делал всё возможное, чтобы представить всё в таком свете, что всё это было верным признаком, того, что разбойники попали под проклятие Аль-Мухтара. Поэтому, услышав крик Вернера, они бросились на землю, крича и стеная: «Аль-Муктар… Аль-Муктар… прости нас». Разумеется, Вернер простил их. Фактически, он стал одним из них — жизнь воина пустыни оказалась восхитительной и захватывающей. Он бросил старое имя, одежду, привычки и стал Аль-Муктаром. Разбойники быстро стали известны, и держали в страхе весь аравийский берег. Они стали известны как Псы Пустыни — необычайно жестокие всадники, вооружённые мощными скимитарами, сверкающими сталью. Их боевого клича: «Аль-Муктар», стали боятся везде.

Вскоре, Псы Пустыни стали такой угрозой, что шейх Лаишека был вынужден нанять их с помощью крупных взяток. Сначала, он послал их на восток, чтобы бороться с немёртвыми. Аль-Муктар наслаждался путешествием по стране немёртвых, но в Псах Пустыни стало расти недовольство и вскоре, он повёл их на север, через Скверноземелье в Порубежные княжества. Лихие всадники, оказались идеально подходящими, для быстрого и манёвренного типа войны в недавно освоенной стране и Аль-Муктар быстро стал знаменитым в пределах Старого Света, так же, как и в Аравии!

Только продолжавшиеся исчезновения небольших, но ценных вещей из карманов и седельных сумм Псов Пустыни, продолжает беспокоить воинов. Они явно должны сражаться жёстче и преданней, чтобы снять проклятие, которое лежит на них за плохое обращение с Аль-Муктаром.
Магические предметы
Ятаган Дакисира (Scimitar of Dakisir): этот ятаган — фамильная реликвия племени Шейхов из рода Псов пустыни (Sheikhs of the Desert Dogs), который выковали много веков назад в Казбахе Дакисира (Kasbah of Dakisir), давно разрушенном нежитью. По всему клинку этого меча золотом инкрустированы магические тексты.
Чёрное знамя Муктархина (Black Banner of the Muktarhin): это знамя несёт в бой слепой мальчик-попрошайка Ибн, который не может видеть опасностей перед собой и поэтому всегда находится в самом центре сражения.

Тёмные эмиссары

Тёмные эмиссары бродят по свету, предлагая свои услуги всем, кто хочет присоединиться к их пути. Они обещают бесконечную мощь и богатство всем, кто хочет присоединиться к армиям Тёмного Властелина. Об этом таинственном властелине мало что известно, но Эмиссары, похоже, являются союзниками Хаоса и Тьмы. Они ищут тех, чьи сердца наполнены злобой, чтобы повести их за собой на войну. Никто не может сказать, сколько Тёмных эмиссаров бродит по Старому Свету, то тут, то там, люди внезапно начинают говорить, что видели тёмных странников, окутанных магией. Мало кто пытался вызвать этих колдунов на бой, а те, кто осмеливался, умирали быстрее, чем успевали понять, насколько это было глупо.

Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)


Warhammer: Псы Войны (наёмники)
При копировании материалов, активная ссылка на сайт You-Happy.Ru ОБЯЗАТЕЛЬНА!

Мнения пользователей


№1 написал: Marcus (11 сентября 2009 23:34)                  


Группа: Пользователи
Регистрация: 1.03.2009
Классный пост и есть хорошие работы.


№2 написал: maxis (12 сентября 2009 13:28)                  


Группа: Пользователи
Регистрация: 1.06.2009
молодец классный пост ay


№3 написал: Arhont (14 сентября 2009 01:29)                  


Группа: Пользователи
Регистрация: 10.08.2009
хороший пост

Информация


Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.