Добро пожаловать на сайт фантастики, которая нас окружает в фильмах, играх и книгах. У нас Вы сможете прочитать захватывающие фантастические рассказы, посмотреть фэнтези картинки и просто пообщаться с единомышленниками; Путешествуйте виртуально в параллельные миры где вас ждут драконы, эльфы, вампиры, ангелы и другие герои.


    Свободное рекламное место

Hellsing. Игры в песочнице

Дата: 13.09.2009
Категория: Приколы
  • 100


Тяжело в учении, легко на небесах.


1.

Лондон плавился от небывалой жары. Тем более странной, что уже начинался сентябрь. Занятия в школах были отменены, а жителям рекомендовалось не высовываться на улицу, поскольку даже в тени температура достигала 35 градусов по Цельсию.

Но, невзирая на все погодные катаклизмы, в одном из загородных замков было собрано экстренное заседание организации Хеллсинг при участии королевы, нескольких министров и приглашенных Искариотов. Причин было несколько. Во-первых, уже подозрительно давно ничего не происходило (Алукард постоянно жаловался, что ему никто ничего не приказывает, и позавчера пытался подзакусить случайным прохожим. К счастью, неудачно). Во-вторых, надо было решить, что делать с бюджетом Хеллсинга, разросшимся за прошлый год до неприличных размеров (Интегра утверждала, что это просто оборонительные меры на всякий случай, а министр финансов хватался за сердце и кричал, что за эти деньги можно построить авианосец). В-третьих, надо же было заслушать квартальный отчет Интегры и заодно заставить Искариотов поделиться опытом. И, наконец, в-четвертых, если все подозрения оправдаются - устроить совместные учения в надежде что в их результате личный состав будет как минимум переполовинен (на то были веские основания - секретное письмо Папы с прозрачным намеком, что контора имени Иуды точно так же проедает деньги).

2.


В разгар заседания над ухом королевы вежливо кашлянули. Потом еще раз. Не помогло. Шредингер, а это был именно он, тяжело вздохнул и оглядел зал. Интегра как раз наступала на министра финансов, размахивая сметой расходов на следующий год и вопя, как пароходная сирена. Пол был усеян помятыми бумагами, разлетевшимися в процессе бурного выяснения отношений.

Максвелл сидел, сжав голову в ладонях - так было не особо заметно, что он зажимает уши. На столе перед архиепископом стоял пустой бокал из-под вина, а за спинкой стула скучал Вальтер, периодически подливающий живительную влагу дорогому гостю. Вино в бокале не задерживалось.

Алукард с мрачным видом чистил пистолеты. Андерсон, сидевший напротив, молился о ниспослании немоты на сэра/леди Хеллсинг. Хотя бы временной. При этом он был согласен одолжить Интегре штык, чтобы она пришибла упрямого министра и, наконец, перестала орать.

Юмико на пару с Серас изучали картины, развешанные по стенам зала. Катана и базука мирно покоились прислоненные к вазе династии Мин.

Хайнкель играла в крестики-нолики с сэром Пенвидом на обороте какого-то правительственного документа. Командующий проигрывал 6-й раз к ряду.

Бернадотте спал на пачке документов, изредка вздрагивая и рефлекторно хватаясь за пистолет, когда интенсивность воплей переходила болевой порог.

Премьер-министр ожесточенно спорил с Айлендзом, который доказывал, что учения с применением боевой авиации следует проводить именно в пределах городской черты, дабы достичь большей реалистичности. Премьер непечатно возмущался, поскольку последний раз случайно отклонившаяся от курса ракета воздух-воздух взорвалась у него на заднем дворе, высадив все стекла в особняке и отправив любимую болонку премьерской жены в рай без пересадок. Это не говоря о том, что Биг-Бен уже третью неделю был несколько ассиметричным - один вертолет не успел сманеврировать и напоролся на башенку, украшающую крышу. Так он там и висел, грозя рухнуть на головы случайным прохожим. Которых, впрочем, с каждым днем в столице было все меньше и меньше.

Королева же сидела с отрешенным видом и думала о военном положении и подземных этажах Тауэра. Но никак не могла решить - то ли пересажать туда чрезмерно активных подданных, то ли самой туда перебраться. Причиной монаршей тоски был еще и авианосец "Орел", застрявший в Темзе - Алукард не очень удачно его телепортировал, а когда Темза обмелела - не смог (или поленился) вытащить обратно. Так и ржавела гордость королевского флота аккурат посередине моста. Точнее, мост там было до того.

3.

Шредингер осмотрелся еще раз, вдохнул поглубже и дико заверещал. Так, что стоящий перед Максвеллом бокал лопнул, а все присутствующие вышли из ступора и удивленно уставились на гостя.

Киса слегка смутился, жалея, что не догадался предложить высадку десанта во время совещания. За накалом страстей можно было надежно укрыть целую дивизию упырей. Хотя как раз дивизии у майора и не было.

- Э.... - глубокомысленно начал Шредингер. - У меня к вам это... послание есть.

- Опять? - обрадовался Алукард и полез за пистолетом, но вовремя сообразил, что тот разобран на запчасти и ограничился клыкастой ухмылкой.

- Угу... мм... так о чем я... а, вспомнил, - Киса полез в карман, вытащил бумажку, и начал громко читать. - Поскольку последнее столкновение привело к излишнему перерасходу сил и порче материальных ценностей, то Миллениум со своей стороны предлагает провести учения на небольшом полигоне. Выбор полигона на ваше усмотрение. Не явившиеся участники автоматически считаются проигравшими и их сферы влияния отходят к победителю. Начало учений - через 24 часа после оглашения данного документа.

Все глубокомысленно помолчали секунд тридцать. Потом Интегра выпалила: "Ватикан!" На что архиепископ сделал контрпредложение - "Бразилия!". И тут же в зале поднялся гвалт:
- Лондон! - Андерсон полез за штыками.
- Нет, Ватикан! - Вальтер деловито разматывал нити.
Королева вяло махнула рукой телохранителю и показала на потолок. Тот кивнул и выстрелил в люстру. Град хрустальных осколков вполне сошел за холодный душ.

Королева поднялась с кресла и с достоинством произнесла:
- Ни Лондон, ни Ватикан, ни Бразилия. Материальные и людские ресурсы слишком ценны. Вашим полигоном будет авианосец, который Алукард телепортирует в указанный район прибрежных вод. На учения вам отводится трое суток. Начало учений через 24 часа. Участники - Хеллсинг, Искариот, Миллениум. Наблюдатели - кабинет министров во главе с премьером и рыцари. Выполнять!
- Э... - вяло возмутился архиепископ.
- Все согласовано с папой, - отрезала королева. - Кстати, сэр Хеллсинг и господин Максвелл - вам стоило бы разработать план учений. И через 12 часов предоставить его мне. Миллениуму будут переданы координаты точки встречи и время начала.

Старая дама кивнула присутствующим и вышла в сопровождении охраны. Кабинет министров во главе с премьером, осознав, ЧТО именно им предстоит, потянулся за королевой, очень вежливо упрашивая ее одуматься и ограничиться наблюдателями от рыцарей. Рыцари же возмущались постановкой вопроса как таковой, утверждая, что заниматься упырями дело исключительно дома Хеллсинг.

4.

К моменту посадки по машинам договорились до компромиссного варианта - наблюдателей будет всего двое - сэр Айлендз и сэр Пенвид. Обе жертвы произвола тяжело вздохнули и отправились писать завещания.

Интегра и Максвелл в сопровождении техников отправились в информационный центр. Где их ждали нескучные 12 часов работы над планом учений. Неожиданность оказалась в том, что помещение было на 4-м этаже, под самой крышей и за день раскалилось, как хорошая духовка. Относительно неплохо себя чувствовал только мощный вычислительный центр, гудящий вентиляторами как реактивный самолет на взлете. Его "тепловой выхлоп" добавлял атмосфере пару градусов и непередаваемый запах свежей пластмассы.

Сэр/леди Хеллсинг с отвращением почувствовала, как по спине катятся капли пота. Архиепископ с тоской осознал, что последние три бокала вина были лишними.

Техники ткнули в сторону клавиатуры, сунули Максвеллу в руки толстый том инструкции и быстренько смылись, велев звонить, если что.

Следующие несколько часов были потрачены на попытки победить хитрую технику. В результате на экране бодро отрисовывались движения вражеских войск, последовательно захватывающих Лондон, Париж и Рим. При этом союзное соединение Хеллсинга и Искариотов было разгромлено на первых минутах битвы. Интегра и Энрико тупо смотрели в никуда, предаваясь осознанию своей стратегической бездарности. И попутно тихо радуясь, что в прошлый раз Миллениум не применял ядерных вооружений, решив, что это скучно, т.к. слишком просто. На этот раз, судя по донесения разведки, Монтана был готов разнести всю песочницу только потому, что враги были какие-то вялые.
- Что будем докладывать? - тихо спросил архиепископ.
- Не знаю... может, попробуем еще раз? - Интегра закурила очередную сигару.
Тут компьютер тихо пискнул, выдал синий экран с сообщением "Критическая ошибка - перегрев" и выключился. В наступившей тишине стало слышно, как за окном грохочет гром.

5.

Тремя днями ранее в Бразилии лил дождь. Крупные капли барабанили по листьям, крышам вилл и казарм. А также по внушительным лужам на крыше секретного бункера. А поскольку бункер разменял уже пятый десяток, то энное количество воды текло прямиком на головы обитателям подземелья.

- Апчхи! - Монтана звонко чихнул и плотнее закутался в плед. Капитан стоически промолчал, безуспешно пытаясь игнорировать капли, падающие прямиком за шиворот. Единственный зонт (реквизированный у Рип) сейчас был прикреплен над креслом майора. Сама Ван Винкль сидела в другом конце зала, где на козлах покоилась новая разработка Дока - мини-ракета "Фау-Миллениум". Под ракетой пока еще было сухо. Док пропадал в лаборатории, готовя ударные дозы микстур и пилюль от простуды. Испытывал он их на Шредингере, когда того удавалось поймать. Но хронический насморк упорно не поддавался. Зорин сочиняла пояснительную записку о причинах проржавения косы и просьбой выдать новую. Именную, подаренную фюреру каким-то бизнесменом еще много лет назад. Монтана третий раз отклонял просьбу о выдаче сельхозорудия. Каин каждое утро гладил утюгом любимые карты, но к вечеру они опять отсыревали. В общем и целом - обстановка была гнетущая.

- Что там слышно от Валлентайнов? - простуженный голос майора нарушил тишину главного зала. Капитан задумался, пытаясь вспомнить, в какую именно часть света были усланы Люк и Ян на единственной сохранившейся на ходу подводной лодке.

- Ничего не слышно, - Рип попыталась устроиться поудобнее, стукнулась головой и тихо выругалась. - Они как в Ла-Манш заплыли, так и на связь не выходят.
- Хм... - многозначительно изрек Капитан.
Тут прямо в воздухе материализовался Шредингер с градусником в зубах и обрушился в лужу со смачным плеском. Выплюнул градусник и брезгливо отряхнулся, забрызгав всех присутствующих.

- Шарфюрер Шредингер! - Киса нервно дернулся и посмотрел на Монтану. - Вам задание. Отправиться к Валлентайнам, и выяснить, почему они не выходя на связь третьи сутки. Выполнять!

- Э...? - вопрос Шредингера, хоть и так невнятно выраженный, имел под собой все основания, поскольку мальчишка не имел ни малейшего понятия, куда делись два веселых братца.
- Брысь! - растолковал приказ Капитан.
Киса еще раз вздрогнул и испарился.

За час он успел свернуть горы. А именно - найти в сейфе карту похода подводной лодки "Валькирия", отодрать ее от кипы таких же, но намертво слипшихся и слегка заплесневевших карт, разобраться, где у нее верх-низ и уяснить, что Валлентайны должны были застрять где-то возле берегов Франции. Точнее явно предстояло разбираться на месте.

6.


Теплый летний вечер в самом легкомысленном городе Европы располагал к хорошему настроению. Люк и Ян (последнего даже удалось убедить одеться поприличнее) сидели на терассе одного из многочисленных кафе и глазели на прохожих.

- Не, ну ты глянь... ноги от ушей растут! Такую бы да грызнуть... а потом в койку... - Ян был как всегда прямолинеен до невозможности.
- Не допрыгнешь. До шеи, - откоментировал Люк, отхлебывая из чашки.
- А ты не умничай... - проворчал Ян, - ты вообще не на девок, а на парней смотришь... К чему бы это, а?
- Изучаю последние веяния моды... Спортивный костюм - это уже не актуально, - старший Валлентайн помолчал, - Как и пирсинг, кстати.
- Да, а может мне накладные уши сделать? Гляди, вон идет пацан.
- Черт... Это же Шредингер!
Через сорок минут Киса вынырнул из ведра с мороженным, облизал ложку и в двух словах объяснил братьям, зачем его к ним послали.

Валлентайны погрустнели. Внимание начальства автоматически означало, что будут неприятности. Рано или поздно. Повторного знакомства с особняком Хеллсингов изнутри (а Люку еще и с Алукардом и тоже изнутри) совершенно не хотелось. Поэтому надо было срочно придумать, как отвертеться от возможного задания.

Шредингер тем временем успел выхлебать обе чашки кофе, тихо попрощаться и исчезнуть.

Люк вздохнул, заказал еще кофе и бутылку коньяка. Ян на салфетке подсчитывал, сколько понадобиться спиртного и прочих радостей жизни, чтоб скрасить ожидание неприятностей. И, если повезет, залить их последствия.

7.

При телепортации Киса рассчитывал плюхнуться или на колени майору или в худшем случае на пустое кресло. Но действительность оказалась куда более неприятной - Шредингер материализовался аккурат над большой бочкой с водой. Холодной и сильно отдающей известью.

- Мяяя!.. хррр... бульк!
Капитан вздохнул и запустил руку в емкость. И через несколько секунд извлек промокшего кавай-адьютанта на свет божий. Кавайности у мокрой кошки сильно поубавилось.

Монтана покосился на Шредингера и хмыкнул. Киса был бы рад поджать хвост, но за неимением такового пришлось просто прижать уши.
- Валлентайны в Ла-Манше?
Шредингер задумался, потом решил, что поправка в сотню километров ничего не решает и кивнул. Кивать, когда тебя держат за шкирку, оказалось неудобно.

- Отлично! Алахамбра - заказывай билеты на Париж. Весь рейс. - Майор развернулся к Рип, которая что-то писала, пристроив лист на боку "Фау": - Письмо готово?
- Угу, - Ван Винкль аккуратно сложила бумажку.
- Тогда отдай его Шредингеру... когда тот высохнет... Негоже отправлять к королеве такого хм... неопрятного гонца.

Капитан посмотрел на Кису. Подумал, и разжал пальцы. Шредингер успел телепортироваться до того, как нырнул по самые уши.

8.

Интегра задумчиво уставилась в пустой экран. Энрико отрешенно наблюдал за мыслительным процессом на лице сэра/леди Хеллсинг. Процесс шел медленно, но упорно.
- Максвелл...
- А?
- А тебе не кажется, что мы не тот план строили?
- В смысле? - архиепископ постарался сфокусировать взгляд на более крупном объекте, поскольку от выпитого накануне безумно хотелось спать. Бюст Интегры казался вполне подходящим. И в качестве подушки тоже.
- ..ТЫ!!!
- Хм..? Ой! - Максвелл обнаружил перед носом грозно поблескивающие очки сэра/леди Хеллсинг. И попутно сообразил, что его держат за воротник, прихватив при этом солидную прядь волос. - Пусти, больно же...

- Бездельник, тунеядец, пьяница! Ватиканская свинья!!! - Интегра разошлась не на шутку, не забывая при этом встряхивать архиепископа в ключевые моменты гневной речи.
- Подумаешь... Говорящий будильник я, кстати, не заказывал...
- Ррррр... - словарный запас воспитанной дамы явно исчерпался. По логике вещей оставался последний аргумент - позвать вампира. Но Алукард на пару с Андерсоном остались в подвале. Поэтому Интегра тяжело вздохнула и отвернулась.

- Э... так что там с учениями? - Энрико безуспешно попытался пригладить волосы. Дело закончилось тем, что ленточка, удерживающая хвостик, просто развязалась и свалилась куда-то на пол. Наклоняться за ней было лень, поэтому архиепископ просто встряхнул головой, приводя гриву в состояние художественного беспорядка.

- Мы же не на материке воевать будем, - Интегра переключилась на деловой тон.
- Ну и что...? А, точно... авианосец! - Максвелл оживился. - А чертеж корабля есть?
Необходимая документация нашлась. Правда, только проектная. Что и как было на самом деле - выяснить не удалось. Тем более что авианосец после перемещения в пространстве немножко помялся.

Но общее впечатление из серии "уй... в этом лабиринте черти ноги переломают" было получено в полной мере. Помогло оно мало. Поэтому решили не углубляться в недра "Орла", а развернуть маневры на палубе. Наблюдателей предложили посадить на капитанском мостике. Наблюдатели в общем согласились, только попросили усилились защиту мостика броней потолще. Во избежание, как задумчиво сказал сэр Айлендз по телефону. Эта фраза заронила в душу Интегры зерно сомнения. Зерно было размером с арбуз, а сомнения касались в основном собственной безопасности. Судя по озадаченной физиономии Максвелла, ему такая мысль тоже пришла в голову. О чем явно свидетельствовал вопрос о технических характеристиках базуки Серас. Выяснив, что она пробивает танк, архиепископ погрустнел и жалобно поинтересовался, нельзя ли отправить вместо себя Буффонарда, своего телохранителя. На что сэр Хеллсинг с явным злорадством отметила, что тогда и сан архиепископа тоже надо передать и.о. главы организации. Энрико промолчал.

В назначенный срок план был предоставлен королеве. Та бегло просмотрела изрисованные листочки и приказала позвать Алукарда. Оба теоретика погрустнели. Один вопрос в сценарии учений отсутствовал напрочь, а именно - как будет производиться эвакуация персонала по завершении маневров. Было очень похоже, что тайное пожелание верхов состоит в том, чтобы утопить авианосец вместе со всеми пассажирами.

При беглом осмотре "Орла" подозрения оформились и окрепли.
- Ничего... трое суток продержится, - бодро заявил сэр Пенвид.
- Хочется верить специалисту, вице-адмирал, - проворчал Айлендз.
Королева поманила Алукарда пальцем и вручила ему карту.
- Э..? - выдал озадаченный вампир, вертя полотнище так и сяк.
- Сэр Пенвид... - королева страдальчески поморщилась.
- Да, ваше величество?
- Покажите ПАЛЬЦЕМ, куда надо доставить корабль.

Вице-адмирал вздохнул, отобрал у вампира карту, сложил ее так, чтобы было видно только кусочек и ткнул в середину получившегося квадратика пальцем.
- Теперь ясно?
Алукард честно постарался понять, что ему показывают, но уяснил только тот факт, что на карте просто кусок моря. А вот где этот кусок - оставалось выше его понимания. Он страдальчески посмотрел на Интегру. Но хозяйка демонстративно отвернулась.

- Если промахнешься - не страшно. На корабле установлен радиомаяк. Ты главное в воду попади, - прошептал вампиру на ухо сэр Айлендз.
Граф посветлел лицом и посмотрел на авианосец. Потом зажмурился и ткнул в сторону корабля пальцем. Силуэт плавсредства задрожал и расплылся. И с легким хлопком исчез. Алукард осторожно приоткрыл один глаз и облегченно выдохнул.

- Получилось! - полуденное солнце отразилось в многочисленных клыках.
- Тоже мне... Филадельфийский эксперимент, - проворчала королева.
- Сигнал от маяка есть? - поинтересовался сэр Айлендз у техников.
- Есть, устойчивый.
- Вот и отлично, - подытожила королева. - Передайте Миллениуму координаты.

9.

- Герр майор, вам шифровка, - дежурный офицер поспешил отрапортоваться и исчезнуть.
- Даже так... забавно... очень забавно.
Радость начальства категорически не понравилась "вервольфам". Но приказ есть приказ. Тем более что возвращаться обратно в Бразилию было уже поздно. Подлодка "Валькирия" отчалила от берегов милой Франции и взяла курс куда-то на север.

Валлентайны по этому поводу долго сокрушались, но потом, прихватив Каина для компании, заперлись в одной из кают. Весь поход оттуда раздавалось звяканье и тихие патриотические песни. Изредка перемежавшиеся частушками сомнительного содержания.

Капитан, руководствуясь вечной истиной "солдат спит, служба идет" залег в спячку. Зорин остервенело полировала новую косу, купленную во Франции за личные деньги. Док наконец-то поймал Шредингера и накормил того пилюлями от простуды. И для надежности добавил туда слабительного - что б пациент не мог далеко удрать. Киса скучал в лаборатории на именном горшке. Док записывал результаты лечения в отдельную тетрадку.

Рип раздобыла злосчастную шифровку, и после изучения карты всерьез и надолго зарылась в грузовой трюм.

Монтана заперся у себя с кучей чертежей. В отличие от Интегры и Максвелла у него был полный комплект документации полигона-авианосца. Золото, оно и в Англии золото. Даже если в качестве клейма на нем стоит свастика.

На рассвете дежурный доложил, что цель прямо по курсу.
Лодка всплыла. Морозный воздух вихрем прошелся по затхлым помещениям.
- Нда... - мрачно сказала Рип, потирая перчаткой замерзшее ухо. - Вот и это корыто... может дать залп и ну их, эти маневры? - Жалобный тон на Монтану не подействовал. Рип вздохнула.

С небольшого сухогруза на авианосец перегружали какие-то ящики. По палубе метались рабочие и что-то спешно доделывали.

Капитан изучал силуэт дрейфующего корабля. Тот явно погрузился значительно ниже обычной ватерлинии.
- Трое суток оно не выдержит.
- Хм... очень может быть, - согласился майор и приказал "Валькирии" следовать в кильватере авианосца и быть готовыми к экстренной эвакуации представителей Миллениума. На всякий случай.

10.

Хеллсинг и Искариотов запихнули в один транспортный вертолет. Перед погрузкой скупо сообщили, что на месте учений холодно. Но в плавящемся от жары Лондоне никто не придал этому особого значения. Как выяснилось - зря.

- Гренландия?! - от вопля Интегры с мачты рухнула целая гроздь сосулек.

- Не Северный полюс, и на том спасибо... - проворчал Максвелл, пытаясь плотнее завернуться в сутану. Ледяной ветер трепал распущенные волосы, но оставался хоть призрачный шанс, что уши отмерзнут не сразу.
- Во имя...! - возопил Андерсон и закашлялся.
Хайнкель и Юмико стояли спина к спине, прижавшись как можно теснее. Это не спасало. Такаги еще и тихонько подвывала, когда очередной порыв ветра вздымал подол юбки.

Серас обняла Харконенн и рисковала так и застыть в виде статуи "девушка с веслом" (в стиле милитари). Бернадотте покрепче притянул шнурком шляпу и раскатал рукава. Бронежилет хоть не грел, но зато мешал улететь, подобно перелетной птице.

Вальтер с тоской вспоминал, что в Польше было теплее. Алукард был полностью с ним солидарен и попытался утеплиться путем превращения в себя же, но на полвека раньше. Но даже в пальто и меховой шапке вампиру было холодно. Тоска по родной Трансильвании становилась все сильнее.

Сэр Айлендз и сэр Пенвид были одеты в тужурки королевского ВМФ, поверх которых красовались непромокаемые плащи. И они были единственные довольные жизнью. До появления Миллениума.

Последний батальон, в отличие от прочих, был прекрасно осведомлен - где будут проходить учения. И неплохо к ним подготовился. Военные были в зимней униформе, Валлентайны красовались - старший в верблюжьем пальто персикового цвета, младший - в сиреневой дутой куртке.

Глядя на ухмыляющегося майора Интегра заскрипела зубами. Лучше уж скрипеть, чем позорно клацать.

Наблюдатели, пересчитав участников, приуныли. Миллениум по численности перекрывал всех прочих, вместе взятых.

Рыцарь и вице-адмирал пошушукались между собой, потом пригласили в свою компанию майора и пошушукались еще.

Тем временем Максвелл молча закатил глазки и грохнулся в обморок. Андерсон опечалился и под негодующими взглядами Юмико и Хайнкель телепортировался в направлении Ватикана. Результатом командировки был бараний тулуп до пят, в который завернули архиепископа, и две куртки - для монахинь. Куртки были ядовито-салатовые, как жилеты дорожных рабочих. Но святому отцу простили его дурной вкус. Себе Андерсон притащил огромный шарф растаманской расцветки. При виде шарфа Каин тихо хмыкнул.

Бернадотте пообщался с рабочими с сухогруза и притащил две телогрейки - для Виктории и Вальтера. Себе он где-то раздобыл пятнистую куртку на меху. Интегра гордо осталась в плаще. Ватником благородная леди побрезговала.

- Дамы и господа! - торжественно провозгласил майор. Все присутствующие, за исключением бессознательного Максвелла, прислушались.

- Док, приведите его в чувство, - архиепископу сунули под нос фляжку со спиртом. После нескольких глотков Энрико очнулся и обвел мутным взглядом присутствующих.
- Это что, еще не закончилось?
- Это еще и не начиналось, - бодро сообщил Док.
Монтана вежливо кашлянул. Все заткнулись.
- Итак. Поскольку все представленные организации имеют разную численность, то в ходе нашего небольшого совещания мы пришли к закономерному выводу... - слушатели молча ежились. - Хм, ладно, скажем проще. От каждой конторы в учениях участвует руководитель, сильнейший боец и двое вспомогательных бойцов на выбор руководителя. Все лишние участники будут заняты на подсобных работах.

- Мне и делить то нечего, - мрачно сказал Максвелл, прикладываясь к фляжке.
- Я, Алукард, Серас, Вальтер, - Интегра оглядела свое понурое воинство.
- Самоотвод, - тихо сказал дворецкий, - слишком холодно для моего радикулита.
Сэр Хеллсинг помрачнела еще больше.
- Тогда Бернадотте.
Вице-адмирал конспектировал состав участников.
- Что скажет Миллениум?
- Я, Капитан, Ван Винкль, Зорин - участники. Док - в медпункт, Шредингер - связным, Вальтера предлагаю в буфет, - Майор огляделся, - Ах да, Валлентайны остаются на лодке. Как и Алахамбра.

- Возражения есть? - сэр Айлендз подождал минуту. Все молчали. - Ну, тогда в полдень приступаем. Военные действия ведутся с 9 утра и до полуночи. Остальное время - перемирие. Перерыв на обед с 14 до 15. Все прочее время - что (или кого) найдете - тем и закусите.

Сэр Пенвид деликатно постучал Айлендза по плечу.

- Ах да, аппеляции к наблюдателям принимаются по окончании учений. Во время учений мы не вмешиваемся. Проще говоря - капитанский мостик НЕ ШТУРМОВАТЬ! А то откроем кингстоны и затопим это корыто к чертовой матери...

11.

Сухогруз скрылся вдали, капитанский мостик намертво задраили. Участники и прочие примазавшиеся заняли свои места. Шредингер подошел к корабельному колоколу, взялся за шнурок и посмотрел на начальство. Начальство под прикрытием широкой спины Капитана изучало будильник Рип. Все молча следили за происходящим. И вот секундная стрелка доползла до заветной отметки. Будильник зазвенел. А Киса изо всех сил дернул шнурок колокола и тут же исчез. Учения начались.

Алукард плотоядно ухмыльнулся и осмотрелся. Андерсон на всякий случай вытащил десяток штыков и развесил вокруг Максвелла целую выставку религиозных текстов. Юмико и Вольф стояли по обе стороны от архиепископа с полной боевой готовности. Энрико блаженно ухмылялся из тулупа. Ничто так не способствует хорошему настроению, как тепло и спиртное. Затуманенный мозг святого отца напрочь отказывался воспринимать происходящее как суровую реальность. А вот как занимательное зрелище - вполне.

Полицейская зарядила базуку и свирепо смотрела на противника. В две стороны сразу смотреть было трудно, но она старалась. Пип в одной руке держал Калашников, а во второй крутил противотанковую гранату.

Алукард потихоньку убрался с возможной линии огня. Бессмертие - бессмертием, но граната это все-таки неприятно.

Майор щурился из-под светлой челки. И из-за спины Капитана, если уж на то пошло. Зорин задумчиво выписывала косой кренделя. Лезвие сверкало, как зеркало.

И тут граф углядел потенциальную жертву. Рип потихоньку пятилась, стремясь это делать как можно незаметнее. Алукард прикинул, что по скользкой палубе Ван Винкль быстро удрать не сможет, и принял боевую стойку. На спецэффекты на сей раз он решил не размениваться.

Рип впала в тихую панику от такого излишка внимания к своей скромной персоне и попыталась пятиться быстрее. Забирая при этом в сторону борта. Печальный опыт подсказывал, что лучше уж в море, чем в желудок к Дракуле.

Алукард стрелой рванул к цели. Ван Винкль позеленела и сделала попытку брякнуться в обморок. Насильно потерять сознание не удалось, но распластаться по палубе - вполне.

Разогнавшийся вампир споткнулся о любезно подставленный мушкет и, не успев толком удивиться, улетел за борт. Громкое "бульк" ознаменовало первую потерю в рядах Хеллсинга.

Все дружно рванули к борту - смотреть, всплывет кровосос или нет.

Всплыл. Но вмороженный в айсберг средних размеров. По приказу майора "Валькирия" взяла льдину с начинкой на буксир. Со строжайшим приказом ЭТО не размораживать.

Пока выясняли что и как - солнце неторопливо садилось. И вполне закономерно темнело. Максвелл капризно заметил, что спирт закончился, да и не видно ничего.

Единогласно решили продолжить развлечение в помещении. Чтоб в темноте больше никто случайно не выбыл. За борт.

На мачтах "Орла" зажглись редкие огоньки. "Валькирия" на всякий случай подсвечивала авианосец своим прожектором. По указанию Яна второй прожектор направили на Алукарда. И ему не скучно будет, и не потеряется.

12.

Интегра сидела, безучастно уставившись в стену. Серас и Бернадотте пытались обустроить тот угол, который удалось занять. Офицерские каюты особыми габаритами не отличались, зато среди них нашлось целых две, в которых было какое-никакое освещение. Отопление на "Орле" после всех его приключений отсутствовало как класс. Электричество давал дизельный движок, установленный под капитанским мостиком. Еще одна причина, по которой строжайше запрещалось даже близко подходить к месту обитания наблюдателей.

Шредингер отбил на колоколе полночь. Айлендз и Пенвид подняли бокалы за успешное завершение первого дня учений.

Двумя палубами ниже Миллениум дружно поднимал бокалы за устранение главного злодея. За здоровье Рип пили по третьему кругу, и пили коньяк. "Победительница" уже порядком окосела и на все поздравления издавала односложное "угу". В углу каюты слабо гудел включенный на полную мощность электрический обогреватель. Монтана одолжил наблюдателям ящик спиртного. Они, в свою очередь, одолжили лишний силовой кабель. Половина авианосца при этом погрузилась в кромешную тьму, но это мало кого интересовало.

Док сладко посапывал на операционном столе в медпункте. Батарея пустых пробирок молча свидетельствовала о коктейльных экспериментах.

Вальтер скучал в буфете и плел макраме из подручного материала.

На "Валькирии" Валлентайны пили с Алахамброй. И вполне слаженно пели наркобаллады. В основном нечто из серии:

Наш караван на джипах шел
Лил дождь, пакеты мокли
Но путь наш верен, мы дойдем
И все враги подохнут...

Капитан подлодки разрабатывал планы эвакуации начальства с "Орла". Причем планы строились по принципу блицкрига и обязательно включали в себя показательные стрельбы по авианосцу. Капитан мучался тем фактом, что меньше, чем за 10 минут операцию провернуть никак не удавалось.

Хайнкель и Юмико спали в обнимку с Максвеллом, который против дополнительного обогрева ничуть не возражал. Тем более, что наукой (вполне вероятно, что в лице Дока) было доказано, что две барышни греют гораздо лучше, чем одна. Правда, эти сведения касались в основном полярных летчиков, сбитых во время второй мировой. Но какая разница - Гренландия, она и в мирное время Гренландия.

Шредингер вышел прогуляться по палубе авианосца. И заодно проветриться после выпитого. Луна плыла среди облаков, как огромная головка сыра. Редкие огни на фоне абсолютно темных палубных надстроек создавали романтическую атмосферу. Кисе было хорошо. Следовало это состояние усугубить. Поэтому кавай-адьютант телепортиловался на самую высокую точку корабля (как ни странно - с первого раза). Уселся на перекладину и обнял мачту покрепче. Отсюда луна казалась еще ближе, а все дела земные - значительно дальше и проще. Под легкое покачивание насеста Шредингер очень быстро задремал.

Но не все было так идиллично внизу. Сэра/леди Хеллсинг из состояния прострации вывело настойчивое бурчание в голодном желудке. Скорбь о павших это правильно, но не вместо ужина же. Тем более что верный Вальтер не мог прийти и стать в дверях кабинета, чтобы пятый раз напомнить о том, что изредка надо кушать и спать.

Если еда не идет к голодному - голодный идет к еде.

Интегра встала с ящика, на котором сидела. С хрустом потянулась и огляделась. Серас и Бернадотте видно не было.

- Ну вот, даже за кофе послать некого, - проворчала аристократка.

Путешествие по темным закоулкам "Орла" (это была именно та часть, которой не досталось электричества) окончилось плачевно. Через час блужданий Интегра сообразила, что заблудилась. Причем дорогу назад она тоже не запомнила. Самое время впадать в панику. Но настоящие герои борются со страхом фирменным методом. Лезут на рожон, надеясь, что их убьют, и больше не надо будет бояться. (Как ни прискорбно - дуракам почему-то всегда везет и они выживают).

Сэр Хеллсинг сцепила предательски клацающие зубы (то ли от нервов, то ли от холода) и уверенно пошла вперед. И через два шага провалилась в какую-то яму.
- М-ма..!!!
Посадка была мягкой. Ну, условно мягкой, поскольку спина отца Александра была достаточно костлявой.

Регенератор взревел, как иерихонская труба и схватился за штыки. Интегра попыталась отползти в угол, но запуталась в плаще.

Алекс озадачено уставился на девушку. Почесал штыком в затылке и затянулся поглубже. До аристократического носа сэра/леди Хеллсинг дошел запашок марихуаны.

- А я думала врут, что паладин святой церкви раньше на Монтану работал...
- Не, не врут... - взгляд Андерсона окончательно затуманился, - Хочешь, расскажу?
Взвесив перспективы "за" и безысходность "против" Интегра согласилась.

Через час они мирно сидели при свечах, курили, пили текилу (нарубленный штыком лимон лежал на газетке рядом) и рассматривали альбом с фотографиями. Помимо фоток самого Алекса в период его бурной юности (Интегра задумчиво вздохнула, и признала, что Алекс был очень неплох... раньше) там был раздел, посвященный девушкам, встречавшимся Андерсону на его долгом и тернистом жизненном пути. К каждой даме давался пространный комментарий, как, когда, и сколько раз. Еще способная соображать часть мозга сэра/леди Хеллсинг вяло удивлялась тому, в каких условиях хозяйка получает свою дозу сексуального воспитания.

Но все рано или поздно заканчивается. И спиртное и истории. Да и ночь, кстати, тоже.

13.

Около полудня сэр Айлендз открыл глаза. На горизонте виднелось пару айсбергов и даже один белый медведь. А вот на палубе авианосца не было никого.
- Пенвид... Проснись, Пенвид!
- А, что, кто? - вице-адмирал сел в кресле прямо и удивленно захлопал глазами.
- Который час?
- Мм... Полдень… нет, полдень и одна минута, а что?
Сэр Айлендз театральным жестом показал вниз, на палубу "Орла"
- Их нет! Они нагло срывают учения! А королева приказала все записывать.
Сэр Пенвид приоткрыл боковую створку остекления капитанского мостика и заорал: "Шредингер! Кис-кис-кис!!!"

Тишина была ему весьма красноречивым ответом.
- Нда... ладно, где-то тут была кнопочка... - через секунду весь корабль содрогнулся от воя сирены.

Киса очнулся и обнаружил, что примерз к мачте. И с перепугу решил, что "Орел" тонет. К вою сирены прибавились не уступающие по громкости заунывные кошачьи вопли.

Участники учений, толкаясь и ругаясь высыпали на палубу.
Сэр Пенвид выключил сирену. Выключить Шредингера он не мог. На помощь пришла Рип, метким выстрелом оборвавшая концерт и жизнь очередной инкарнации шарфюрера.

Киса материализовался на палубе и тут же кинулся майору на шею с воплем "Я думал, все пропало!!!"

Капитан аккуратно отодрал гитлерюгендовца от начальства.
Монтана прищурился на солнце, подошел к борту и посмотрел вниз.
- Нет, еще не все пропало... Киса, марш на подлодку, скажешь, чтоб шли поближе к нам. На всякий случай.
Шредингер отдал честь обеими руками сразу и исчез.
- Продолжим, дамы и господа, - майор собственноручно дернул за шнур корабельного колокола.
Серас радостно взвыла и бабахнула в толпу из базуки. Слегка промахнулась и снесла палубную надстройку. Бернадотте с диким воплем "Банзай" запустил по палубе две противотанковые гранаты.

Капитан честно принял на себя падающую на начальство мачту. Начальство не оценило подвиг, но с лини огня убралось на редкость быстро. Зорин раскрутила косу над головой, выкрикивая что-то на непонятном языке. Над палубой авианосца начал клубиться красноватый туман. В котором раздавались крики, выстрелы и взрывы. Аккомпанировал всему этому отборный немецкий мат - Капитан никак не мог выбраться из-под свалившихся на него железяк.

Интегра стояла соляным столбом, безуспешно пытаясь понять - что твориться и где подевались подчиненные. И не заметила подкравшегося Максвелла. Архиепископ решил припомнить злосчастные розы, которыми получил по физиономии, и с большим чувством припечатал сэра/леди Хеллсинг по голове пустой бутылкой из-под коньяка. Бутылка разбилась, а Интегра рухнула на палубу. Но Энрико недолго радовался победе, поскольку получил под дых прикладом Харконнена и потерял сознание.

Андерсон рубил все, что попадалось под штыки, пока Хайнкель тащила бессознательного архиепископа в каюту. Юмико по ходу дела получила в челюсть от Бернадотте и тут проснулась Юми. Пипу пришлось доказывать, что наемники умеют не только наступать, но и быстро покидать поле боя. Виктория в тумане столкнулась с Рип и обе шарахнулись в разные стороны.

На мостике подплывшей поближе "Валькирии" толпилась как минимум половина команды. Ян приплясывал с биноклем в руках и непечатно комментировал происходящее. Люк невозмутимо записывал ставки. Шредингер мотался между "Орлом" и подлодкой и докладывал ситуацию.

Сэр Пенвид, вооружившись мегафоном (в просторечии матюгальником) убеждал воюющие стороны проявлять активность подальше от наблюдательного пункта. Сэр Айлендз пристраивал поудобнее зенитный пулемет, готовясь к возможному штурму капитанского мостика.

В буфете Вальтер меланхолично резал колбасу на бутерброды. Док варил ему на газовой плитке лекарство от радикулита.

И тут сильнейший удар потряс "Орел" от мачты до киля.
- Айсберг!!! - вопль Шредингера прояснил ситуацию. Засим решили прерваться, пересчитать потери и пообедать.

14.

С большим трудом Миллениум, под руководством майора и под комментарии Кисы, выковырял Капитана из-под ажурных, но очень тяжелых запчастей мачты. Зорин потащила страдальца в лазарет. Док от расстройства забыл снять лекарство для Вальтера с конфорки, и оно немножко переварилось. Блиц, привлеченная в качестве медсестры, посолила полученное варево и отдала дворецкому. Морально готовясь к тому, что завтра буфет работать не будет. Но "Последний батальон" без сухого пайка на операции не ходит.

Серас вертелась вокруг Пипа, прикладывая лед (маленький такой обломок айсберга) к фонарю под глазом наемника. Синяк Виктория сама же ему и поставила, когда оказалось, что Интегра исчезла, и Бернадотте идти ее искать не хочет. Но теперь остатки Хеллсинга помирились, благо полицейская из лучших побуждений пообещала Пипу выполнить любое желание. Командир "Гусей" придумывал желание поизощреннее и зажевывал фантазии тушенкой.

Алахамбра, явившийся проведать Капитана, выпил с грустным Максвеллом, которого в лазарет не взяли, заявив, что ребра не сломаны, а заниматься мелочами типа ушибов - ниже профессорского достоинства. Хайнкель утешала рыдающую над загубленной красотой Юмико. Миловидное личико монахини распухло после знакомства с кулаком наемника. По доброте душевной Вольф предлагала повторить, для симметрии. Заодно разбудить Юми, чтобы та разобралась с Пипом. На что Юмико ссылалась на перемирие (хотя на самом деле, она небезосновательно опасалась, что пластический хирург из Хани не самый лучший).

Андерсон допытывался у Шредингера - куда подевались майор и Рип. От предположений святого отца уши у Кисы давно стали бордовыми. Но под шерстью это было незаметно.

Откушав, Серас и Пип исчезли не прощаясь. Как раз перед их уходом Зорин просканировала мозги наемника и теперь сидела в углу и блаженно улыбалась. Док поинтересовался причинами хорошего настроения старшего лейтенанта. На что Блиц просто спроецировала картинку ему в мозг. Почетный трупорез несколько минут пялился в стенку а потом признал, что фантазия у "Гуся" богатая, невзирая на дурной вкус.

Но тут его отвлекли, настырно подергав за рукав. Оказавшись нос к носу с мрачной Хайнкель, Док несколько смутился и попытался сбежать в лазарет, под прикрытие Капитана. Вольф не отставала, попутно требуя оказать медпомощь безутешной Такаги. Если не лицо подправить, то хоть успокоительного налить. Пока нервная монахиня не утопила авианосец в слезах.

Успокоительное нашлось, целая бутылка. Поле ударной дозы Юмико заснула и была передана на поруки Каину. Поскольку лазарет был рассчитан на одного, Док предложил отправить Юмико на подлодку, до завтра. Алахамбра обещал позаботиться о даме наилучшим образом и исчез в вихре карт вместе с мирно посапывающей искариоткой.

Хайнкель нарезала круги по лазарету, пока Капитан не предложил ей сесть и успокоиться. Вольф подумала и уселась рядом с молчаливым миллениумовцем.
Док убедился, что пациентов больше нет и снова уткнулся в медицинский журнал.
Солнце садилось, окрашивая придавая льдам фиолетово-синий оттенок, авианосец медленно дрейфовал, постепенно оседая все глубже.

15.

Интегра вздрогнула и очнулась. В голове гудело и вообще - было как-то очень неудобно. Она приоткрыла один глаз и попыталась понять, что с ней случилось. Действительность оказалась хуже кошмара. Во-первых, сэр/леди Хеллсинг обнаружила, что стоит посреди каюты со скованными над головой руками. Причем наручники прицеплены к какому-то крюку на потолке. Во-вторых, плащ, пиджак, сабля и оба пистолета мирно покоятся на ящике, стоящем под стенкой. В-третьих, на этой же стенке висел красочный плакат Миллениума - "Война, война и еще раз война", изображавший упырей в парадной униформе на фоне дирижаблей и закатного неба.

Интегра взвыла и задергалась, как попавшая на крючок рыба.
- Фроляйн... - укоризненно произнес за спиной знакомый голос.
Сэр Хеллсинг медленно повернулась вокруг свой оси. Как и ожидалось, голос принадлежал Монтане.
- Ах ты, мерзавец! - Интегра дернулась, забыв, что руки прикованы.
- Моя дорогая, ведите себя смирно, вам же лучше будет... или не будет. Правда, Шредингер?
Киса закивал, радостно улыбаясь.

- Палач, фашист, убийца!!! - Интегра набрала побольше воздуха. - Ублюдок! Извращенец! - и на самой высокой ноте. - Помогите!!!
Майор поморщился.
- шарфюрер, одолжите даме носок. Для кляпа.
- Правый или левый? - Шредингер задумчиво уставился на свои ноги.
- Мммм... давай оба, - Монтана откровенно издевался.
- Это нарушение Женевской конвенции... - выдавила позеленевшая Интегра.
- Да? А я ее не подписывал, - пренебрежительно хмыкнул майор и посмотрел на разложенный на походном столе пасьянс.

Сэр Хеллсинг буравила взглядом светлую челку своего злейшего врага и истово жалела о двух вещах - о том, что руки скованы и о том, что опять осталась без обеда. Изображать героиню с бурчащим животом очень сложно.

- Значит так... - глава Миллениума раскладывал карты в новом порядке. - Туз червей - Алукард, заморожен. Король червей - сэр Хеллсинг, в плену. Дама червей и валет червей - полицейская и наемник. Можно не считать, поскольку юная дева сейчас исполняет стриптиз для Бернадотте. Презабавное зрелище, особенно если учесть, что Серас в телогрейке и сапогах, а в качестве шеста служит Харконенн.

У Интегры отвисла челюсть.

Шредингер на несколько секунд исчез и снова появился, чтобы сообщить, что телогрейку и один сапог полицейская уже сняла. Сэр Хеллсинг тихо взвыла. Это действительно грозило затянуться как минимум до утра.

- Так, продолжим. Искариоты. Трефовый туз и трефовый король - пока пропустим. А вот трефовая дама - Юми, на "Валькирии", под присмотром Каина, трефовый валет - Хайкнель, сидит в лазарете рядом с Капитаном. Ну, пики мы оставим себе...

- А бубновая масть? - Интегра смутно подозревала, что пасьянс был разложен еще до начала учений. И все последующие события просто укладывались в подготовленную схему.

Монтана улыбнулся.

- Раз дама настаивает... Бубновый туз - переписка вашей королевы с Ватиканом. Ничего лестного ни для Хеллсинга, ни для Искариотов там нет. Вас слишком дорого содержать. Бубновый король - этот авианосец, планы которого у меня были, а у вас - нет. Бубновая дама - погода. Да, эта самая капризная погода северных морей. Бубновый валет, точнее, целых два валета - господа наблюдатели, которым совершенно не хотелось погибать вместе с вами. Вот и все.

- Предательство... - у Интегры подкосились ноги.
- Нет, умелая подготовка и планирование.

16.

"Бум... бум... бум" раздавалось через равные промежутки из-за переборки. Максвелл ворочался, пытаясь устроиться поудобнее, но болящие ребра усложняли задачу. Но больше всего мешало то, что за стенкой истово молился отец Александр, отбивая лбом особо звучные поклоны. Архиепископа жутко раздражала приступообразная религиозность бывшего наставника. Особенно если учесть, что сейчас Андерсон отмаливал пьянку с Интегрой, присовокупив к этому еще и пожелания скорейшего выздоровления Юмико. Ну а стандартный рефрен о нисполании терпения самому Андерсону и ужасной гибели всем врагам был неизбежен, как победа коммунизма.

Энрико тяжело вздыхал и пытался представить, что вместо подушки снова бюст Интегры. Получалось плохо.

Тут дверь слегка приоткрылась, и не успел архиепископ рта раскрыть, как был придавлен приземлившейся на него Рип. Первая попытка заорать успехом не увенчалась, поэтому Максвелл начал отчаянно брыкаться, пытаясь стряхнуть с себя вампиршу. И тут явился Андерсон. Картина ему представилась весьма впечатляющая - взъерошенные Рип и Энрико посреди развороченной постели.

- Развратники!!! - голос Александра не уступал иерихонской трубе. Предсказуемость действий вообще стремилась к нулю. Побелевшие глаза и перекошенная физиономия не сулили ничего хорошего.

Регенератор потянулся за штыками, а Ван Винкль и Максвелл судорожно вцепились друг в друга.
- Изыди, скверна!!! - Андерсон широким жестом раскинул руки со штыками. И лезвия намертво засели в переборках.
- Ой... - озадаченный паладин истинной веры попытался выдернуть оружие. Не получилось.

Рип переглянулась с архиепископом, и они синхронным движением, на четвереньках, проскользнули под раскинутыми руками регенератора. И со всех ног рванули подальше. Предварительно захлопнув за собой дверь.

- Вернитесь!!! Проповедь, проповедь! - надрывался Андерсон, но паства сегодня была не в духе для нравоучений.
Рип рывком втащила запыхавшегося Энрико за угол.
- А вот и трефовый король, - заметил Монтана, - пиковая дама, как всегда на высоте.

Ван Винкль вежливо кивнула. Максвелл озадаченно хлопал глазами. Интегра тяжело вздохнула.
- Вяжите! - через минуту архиепископ стоял спина к спине с сэром/леди Хеллсинг, прикованный к тому же крюку в потолке.
- Что это значит? - Энрико очень старался, чтобы голос не дрожал.

- Сейчас узнаешь, - проворчал Шредингер, разматывая целый рулон нежно розовой ткани и тщательно обматывая пленников. Завязав бант и поставив кресло для майора, Киса исчез, и через несколько минут явился через дверь, таща за руку Вальтера.

Дворецкий вяло сопротивлялся.

- Опять Док пробирки перепутал, - хмыкнула Рип разглядывая помолодевшего шинигами.
- Так намного лучше, - заявил шарфюрер стискивая Вальтера в объятьях. Тот честно попытался покраснеть.

- Семейное фото! В двух экземплярах!!! - Из "Поляроида" полетели снимки: довольный майор на фоне грустных Максвелла и Интегры, Шредингер щекочущий кокон с пленниками. Кокон визжит и отбрыкивается. И так далее. Дворецкий раскладывал фотографии по двум конвертам. На одном значился адрес резиденции королевы, на втором - папы римского.

- Ну, свои деньги мы отработали, - Монтана потер руки. - А теперь самое время выпить за удачное завершение учений.

17.

Неожиданная сирена разбудила всех пассажиров авианосца. Сэр Пенвид объявил об окончании маневров и предложил всем собраться на капитанском мостике.

Через час все расселись, и Монтана толкнул речь. Как ни странно - короткую. В которой поблагодарил всех за участие и сообщил, что к утру "Орел" благополучно пойдет ко дну. Засим эвакуация будет происходить на подводной лодке.

Все горячо одобрили идею и отбыли паковать вещи.

"Валькирия" принимала гостей. Хотя подлодка была немаленькая, но распихать по углам всех новоприбывших оказалось непросто.
Сэра Айлендза и сэра Пенвида посадили в капитанской каюте писать отчет. Что писать подсказывал Монтана.
Андерсона Док увел в лазарет, поскольку давно мечтал выяснить, каким образом развивали технологию ватиканские ученые. Регенератор страдальчески возводил очи горе, стараясь при этом не задевать головой потолок. Он с детства боялся белых халатов.

Интегру и Максвелла заперли в отдельной каюте, выдав им две бутылки коньяка. Вскоре из каюты неслось нестройное "Врагу не сдается наш гордый Варяг..." Проблема была в том, что дальше первой строчки тест никто не помнил.

Капитан, Алахамбра, Хайнкель и Юмико пили чай в кают-компании и любезно улыбались друг другу.
Вальтера откомандировали на камбуз, назначив ему в помощники Шредингера.
Серас и Бернадотте потребовали себе укромный уголок, дабы продолжить прерванное представление.

Зорин предложила старшему Валлентайну выкурить косячок по поводу возвращения домой в полном составе.

Рип и Ян стояли на мостике "Валькирии" и в два голоса упрашивали капитана подлодки дать им потопить авианосец. Капитан поворчал для вида, но согласился и достал секундомер. Веерная торпедная атака послужила прощальным салютом "Орлу". Корабль пошел ко дну ровно за 9 минут и 53 секунды. Рип и Ян пожали друг другу руки. Капитан скомандовал погружение.

- Стойте! - Ван Винкль перегнулась через перила мостика, - Мы кое-что забыли. - Прожектор высветил айсберг с вмороженным Алукардом.

Через час два темных силуэта, пыхтя и ругаясь втаскивали большой ледяной куб на дрейфующую льдину.

Потом один силуэт притащил еще какой-то ящик, а второй - баллон со шлангом.

- Прощай, красавчик! - Струя из огнемета быстро плавила лед. Верхняя половинка Алукарда появилась в пару и брызгах.
- Все, хватит с него...
Оба силуэта спустились к пришвартованной неподалеку подводной лодке. Лодка заурчала двигателем и начала погружаться.

Первые лучи рассвета успели позолотить перископ до того, как он исчез в морской пене.

- Кх... выключите свет... - граф открыл глаза. Кругом все было белое. Вампир недоуменно оглянулся. С другой стороны от белого обнаружилось сине-зеленое. "Льдина... море... где я???" Алукард завертелся на месте, пытаясь выбраться из остатков айсберга. Через час ему удалось отодрать от себя последнюю ледышку. Он отряхнулся, поправил шапку и разгладил шарф. И огляделся еще раз. Неподалеку, слегка присыпанный снегом, обнаружился деревянный ящик. К ящику была прибита записка: "Граф, когда-нибудь вы научитесь читать карту. А это вам обязательно понадобится, чтобы выбраться отсюда. Карта прилагается, крестиком отмечено ваше местоположение. В ящике коньяк, дабы скрасить долгие дни учебы (а точнее, полярную ночь). С уважением, М. М."

Алукард развернул карту и долго изучал ее в поисках обещанного красного крестика. Наконец тот нашелся в подозрительной близости он Северного полюса. Вампир вздохнул, распихал по карманам пальто две бутылки с коньяком, крепко приложился к третьей, которую держал в руках, и попытался телепортироваться.

"Ой..." так, наверное, мог бы сказать белый медведь, обнаружив появившегося прямо перед носом непонятного субъекта в белом пальто. От которого в придачу пахло спиртным. Но медведь просто сказал "Рррррр...."
- Виноват! - извинился вампир и снова исчез.
Через сутки коньяк закончился, а кроме белых медведей, изредка морских котиков да один раз кита (Алукарда угораздило появиться как раз в струе фонтана) ничего больше не попадалось.

Вампир сидел на льдине и страдал. Ему отчаянно хотелось на материк. Но оставалось надеяться только на дрейфующие льды, и то, что они не растают до того, как на горизонте покажется берег.

Через неделю над темной водой забрезжили огни ночного Мурманска.

18.

Жара в Лондоне спала и пошли обычные сентябрьские дожди. Королева утвердила бюджет Хеллсинга на следующий год, предварительно вычеркнув из суммы один нолик. Сэр Пенвид и сэр Айлендз получили премию за успешную утилизацию "Орла" и отправились на Лазурное побережье.

Серас и Бернадотте повадились гулять по ночам и любоваться на луну. Если не было луны, они любовались на тучи и отремонтированный Биг-Бен. Помолодевший Вальтер проходил курсы повышения квалификации.

Интегра собственноручно драила пол в собственном кабинете и пыталась варить себе овсянку на завтрак. И раздумывала о том, хватит ли ей денег на билет до Ватикана, где Максвелл клятвенно обещал показать ей все достопримечательности и сводить в какой-нибудь ресторанчик.

Сам архиепископ каждый вечер выслушивал проповеди Андерсона о нравственности и моральных ценностях. К счастью, Александр, отчитав положенное, рассказывал подопечному факты из собственной биографии.

Юмико и Хайнкель каждый день писали письма. Такаги - Алахамбре, Вольф - Капитану. Ответы приходили столь же регулярно.

Док остался в Риме - писать диссертацию о возможностях регенерации. В основном она сводилась к сравнительной характеристике способностей Андерсона и Шредингера.

Сам шарфюрер зубрил итальянский и просиживал в библиотеке. В основном, надзирая за Яном, который решил пополнить словарный запас, но столкнулся с множеством препятствий. Основным из которых было то, что у Люка нервы сдавали приблизительно через час объяснений элементарных научных и культурных понятий. После чего Киса и Ян отправлялись успокаивать нервы в кафе-мороженное, а Валлентайн-старший шел читать лекции по этике студентам университета.

Зорин, захотевшая отдохнуть на лоне природы, нанялась косить луга в долине Луары. Алахамбра вкушал прелести Парижа, раз в неделю навещая очередное казино и выигрывая там приличную сумму. Которую тут же спускал в ближайшем кабачке среди богемной публики.

Подлодка "Валькирия" на полном ходу шла в Бразилию. Майор строил очередные хитроумные планы, Рип читала журналы по снайперским винтовкам. А у Капитана появилась новая обязанность. Каждое воскресенье он снимал со стены в каюте Монтаны кавалерийскую саблю Интегры и серебряный крест Максвелла и надраивал их до блеска.

Так день пролетал за днем, мирный и спокойный.

А в Швейцарии, в одном из самый надежных и закрытых банков, в именном сейфе с монограммой "ММ" лежала пухлая картонная папка с надписью "Игры в песочнице". А под ней виднелся краешек другой, гораздо более тонкой, на которой было написано "Техн..."

Час Икс рано или поздно настанет. Ведь мы готовы воевать в этой войне, следующей и той, что будет после нее. Даже если это будет детская война в песочнице.

Конец.
При копировании материалов, активная ссылка на сайт You-Happy.Ru ОБЯЗАТЕЛЬНА!

Мнения пользователей


№1 написал: Kelly Majer (14 сентября 2009 09:32)                  


Группа: Пользователи
Регистрация: 30.04.2009
Интересно


--------------------


№2 написал: Gil-Estel (14 сентября 2009 18:42)                  


Группа: Пользователи
Регистрация: 24.07.2009
Интересно, но очень и очень много букв))


--------------------


№3 написал: Настасьюшка (14 сентября 2009 18:52)                  


Группа: Пользователи
Регистрация: 22.08.2009
А мне понравилось. Люблю подобные вещи.


--------------------


№4 написал: DarkRaven (15 сентября 2009 18:44)                  


Группа: Пользователи
Регистрация: 13.07.2009
hmmm ну неплохо, мне понравилось


№5 написал: MiLissenta13 (15 сентября 2009 19:08)                  


Группа: Пользователи
Регистрация: 31.08.2009
Мне тож оч понравилось!!!ржачно lol


№6 написал: Философ (17 сентября 2009 04:21)                  


Группа: Пользователи
Регистрация: 28.06.2009
Однако спасибо! Не все успел прочитать но что успел порадовало. Потом залезу дочитаю.


--------------------


№7 написал: TeRanIka (18 сентября 2009 15:46)                  


Группа: Пользователи
Регистрация: 23.07.2009
wink класс, люблю Хельсинг во всех его проявлениях


№8 написал: Зивилаи (23 сентября 2009 14:52)                  


Группа: Пользователи
Регистрация: 24.04.2009
Порадовало.......интересно....


--------------------


№9 написал: Ангел Лия Каллен (4 октября 2009 11:37)                  


Группа: Пользователи
Регистрация: 15.09.2009
Классно... ay


--------------------


№10 написал: Юлия Токарева (8 ноября 2009 15:15)                  


Группа: Пользователи
Регистрация: 29.09.2009
классно! Посмеялась от души! bi


№11 написал: Драколинга (27 февраля 2010 10:07)                  


Группа: Пользователи
Регистрация: 25.06.2009
АВТОР: Nefer-Ra
E-MAIL: info.spiegel@gmail.com
ЖАНР: альтернативная история, юмор


--------------------


№12 написал: Аркреза (11 ноября 2010 22:59)                  


Группа: Пользователи
Регистрация: 10.11.2010
Средне, но занятно


--------------------

Информация


Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.