Добро пожаловать на сайт фантастики, которая нас окружает в фильмах, играх и книгах. У нас Вы сможете прочитать захватывающие фантастические рассказы, посмотреть фэнтези картинки и просто пообщаться с единомышленниками; Путешествуйте виртуально в параллельные миры где вас ждут драконы, эльфы, вампиры, ангелы и другие герои.


    Свободное рекламное место

Эрос в мировой литературе

Дата: 1.10.2009
Категория: Интересности
  • 100


Эрос

В каждую эпоху выделялись разные виды и аспекты любви, делались попытки систематизировать формы ее проявления, расположив их по степени значимости и смыслу.

Для выражения различных аспектов и оттенков любви в Античную эпоху использовали различные термины:

«Эрос» - чувства, направляемые на предмет с целью полностью вобрать его в себя. Этот термин выражает любовь-страсть.

«Сторгэ» («storge») - любовь, которая устанавливается между родителями и детьми, мужем и женой. В такой любви человек находит покой и доверие, чувство уверенности.

«Филиа» («philia») - переводится как любовь-дружба и означает духовную, открытую, основанную на внутренней симпатии любовь, выражает соединение подобных принципов.

«Агапэ» («agapē») - что переводится как «братская любовь» или «пиршество любви», у греков означало деятельную, одаряющую любовь, ориентированную на благо ближнего, исключающую корысть или привязанность к какому-либо качеству возлюбленного. В дальнейшем наиболее широкое распространение понятие «agapē» приобрело в христианской религии.

«Платоническая любовь» - описана в диалоге Платона «Пир»; его концепция любви была первой попыткой раскрыть сущность «чистой» любви, понять и осмыслить то, что отличает эту сторону человеческой жизни от физиологического инстинкта, чувственного удовлетворения. Темой сочинения является восхождение человека к высшему благу, которое есть не что иное, как воплощение идеи небесной любви, которая есть вечное стремление любящего к любимому. Это стремление завершается браком как в чувственной, так и в духовной области. Результатом брака является порождение нового, в котором любящий и любимый даны уже в виде устойчивого достижения, где оба они слиты до неузнаваемости. Таким образом, Эрос у Платона – прежде всего стремление к совершенствованию, пронизывающее развитие мира и в человеке сознательно направляемое… к восхождению на все более высокую и духовную ступень.

В Средние века христианство трактовало любовь как высший принцип нравственности, наиболее глубоко раскрывающий человеческую сущность. Под любовью понималась некая внутренняя сила, которая никогда не иссякает и распространяется на все действия человека, направляя его к благоденствию. Для средневекового религиозного мировоззрения было характерно противопоставление телесной и духовной любви. Акцентируя внимание на духовном, нравственном значении любви, как способе постижения божественного, средневековая этика доводила до крайности антиномию индивидуальной, телесной любви и любви родовой, духовной, обращенной к Богу. Эта антиномия присутствует уже у Августина, который чувственному Эросу противопоставляет любовь к Богу, дающую чувство гармонии и понимание смысла своей собственной жизни. Августин отмечал, что божественная любовь лишена всякого эгоизма и противостоит себялюбию.

Христианская трактовка истинной любви подразумевала душевное бескорыстие и доброту, подавление гордыни и себялюбия. Таким образом, не только патристика, но и средневековая схоластика широко обращается к феномену любви. Однако при этом христианская теология ограничивает все типы любви, исключая любовь духовную. Эти ограничения существовали вплоть до XII века, когда в социальной жизни европейского общества родился новый культурный феномен – куртуазная любовь. Любовь была предметом религиозной мистики, с одной стороны (викторинцы, Бернард Клервоский и особенно Бонавентура с его сочинениями «Stimulus amoris», «Incendium amoris», «Amatorium»), и особого рода поэзии – с другой. Эта поэзия, из южной Франции распространившаяся по всей Европе, была посвящена культу женщины и идеализированной половой любви, в смысле гармонического соединения всех трех ее элементов: благоговения, жалости и стыдливости.

Эта отличавшаяся новаторской художественной системой поэзия, возникшая в Провансе в XII веке, получила название поэзии трубадуров. С ней связано понятие об особом роде любви – о «куртуазном» чувстве, которое тождественно религиозному (сам термин «куртуазная любовь» был изобретен историками французской литературы XIX столетия для характеристики искусства любви, описанного в средневековых текстах разных жанров). Феномен поэзии трубадуров состоял в том, что религиозную сферу они смешивали со светской, создавая уникальный культурный универсум, центром которого был образ Прекрасной Дамы. Апофеоз Прекрасной Дамы превращался в апофеоз земной любви. В поэзии трубадуров Прекрасная Дама заняла примерно такое же место, какое в религиозной поэзии средних веков отводилось мадонне. Только мадонна царила на недосягаемых небесах, в то время как Прекрасная Дама являлась лучшим украшением земли и царила в сердце влюбленного поэта.

В эпоху Возрождения любовь опять становится предметом философских умозрений в духе платонизма. Своеобразное слияние христианских и платонических идей о любви можно найти у Данте. Любовь у поэта школы «сладостного нового стиля» подвергается высокой идеализации – это возвышенное, облагораживающее чувство, имеющее большую нравственную силу. Женщина, «мадонна», рисуется как небесный ангел, не знающий ничего земного; реальные черты едва просвечивают сквозь оболочку таинственного сияния.

Революционная роль в переосмыслении половой проблематики в истории метафизики принадлежит эпохе Романтизма. В философии романтизма конструкция женского признается ведущей, устанавливается характерный культ женского. Образ возлюбленной в романтической интерпретации персонифицируется Софией – любимая женщина предстает в качестве духовного проводника, посредницы между человечеством и Богом. В трагедии И. Гете «Фауст» впервые появляется термин «вечная женственность» («das ewig-weibliche»), впоследствии широко использующийся в литературе и философии. «Все быстротечное – // Символ, сравненье. // Цель бесконечная // Здесь в достиженье. // Здесь – заповеданность // Истины всей. // Вечная женственность // Тянет нас к ней».[1]

Основной интерес для романтиков представляла так называемая «мистическая» чувственность, связанная с духовной деятельностью (в первую очередь с поэзией), где конструкция женственности редуцирована к символу, не имеющей отношения к реальной земной женственности. Романтическая «новая мораль Эроса», изложенная в сочинениях Ф. Шлегеля, строится как культ духовного, религиозного эроса, где любовь понимается как священнодействие, опыт мистической чувственности, в котором возлюбленная выступает в качестве «жрицы ночи». Идеальный объект любви в литературе романтиков – это возлюбленная, в эротических отношениях с которой нет ничего от обычных отношений (например, мертвая невеста Ундина, брачная ночь с которой становится кульминацией романтической любви).

Романтики в своей концепции любви подчеркивали нерациональность этого чувства, неподвластного разуму и расчету. «Любовь у романтиков – это мистическое познание сущности жизни; любовь открывает любящему бесконечную душу любимого. В любви соединяются небо и земля, чувственное и одухотворенное, духовное обретает плоть; любовь – самая сладкая радость на земле, на нее молятся, и она сама – молитва небу».[2] В любви романтики находили удовлетворение потребности в эмоциональной теплоте и психологической интимности. В конечном итоге женская чувственность у романтиков – это символическая чувственность, репрезентированная в виде пассивных музы или источника романтического творчества, осуществляемого романтическим гением в литературном тексте.

В Средневековой Руси и затем в России, с её отставанием в культурном развитии от европейских стран, тема женщины как Прекрасной Дамы и Эроса никак не актуализировалась.

«Заметим, что в России всегда был культ Богоматери, Богородицы, но почти неизвестен культ Девы, что, разумеется, было связано с отсутствием личностного мужского начала, умеющего увидеть одухотворенно-женское в женщине».[3] Действительно, в России, в отличие от стран Западной Европы, не было и не могло возникнуть культа Прекрасной Дамы, так как женщина не мыслилась как личность самостоятельная, но зависела от старшего мужчины в семье. Тема же любви к женщине вообще не свойственна христианизированной литературе Средневековой Руси, где женщина традиционно осуждалась.

Однако затем, уже намного позднее, в эпоху Екатерины, шаг к теме Прекрасной Дамы в русской культуре литература совершает очевидный, после чего тема эта начинает разрабатываться писателями и поэтами. Можно привести в пример стихотворение А. С. Пушкина «Жил на свете рыцарь бедный…», включенное в произведение «Сцены из рыцарских времен», где используется популярный в куртуазной поэзии мотив служения деве Марии как Даме. Писатели, и прежде всего А. С. Пушкин, обнаружили среди «уездных барышень» способность к подлинной любви, что ведет к «вечной женственности» (далее – софийности), сделав это открытие фактом русской культуры. Это смешение в должных пропорциях европейской образованности с национальной одухотворенностью и дало тип девушки XIX века, ставшей культурным идеалом.

Л. Н. Толстой отмечал, что настоящая любовь возможна тогда, когда другого ставишь выше себя, и вырастает она из отказа от себя, самопожертвования. По мнению писателя, ее невозможно перенести на лучшие времена; любовь или «здесь и сейчас» и вся сразу, или ее вообще нет. «Любви не бывает в будущем; любовь – это действие единственно в настоящем. У человека, не испытывающего любви в настоящем, нет любви».4

Вопрос о том, что Эрос, был особенно актуален в России на рубеже XIX-XX веков. Первым русским философом, который на основе неоплатонизма обратился к интерпретации Эроса и Логоса, был Владимир Соловьев. Основу его философии составляло учение о «всеединстве», то есть представление об универсальном единстве бытия. «Всеединство» проявляется в единстве божественного и человеческого начала, которое достигается самим человеком благодаря нравственной свободе и способностью к самосовершенствованию. Это учение, развитое Соловьевым в его «Чтениях о Богочеловечестве», вплотную подводило его к идее о творческом значении Эроса, которую он развил позднее в работе «Смысл любви» (1892). Эта работа – одна из немногих, прямо касающаяся вопроса метаморфозы пола и половой любви.

Философ утверждает, что смысл человеческой любви – оправдание и спасение индивидуальности через жертву эгоизма. Любовь важна не как одно из чувств, а как перенесение всего жизненного интереса человека из себя на другого. Главной силой, способной устранить эгоизм, является, по мнению Соловьева, именно половая любовь, потому что только она сохраняет равенство между любящим и любимым – все остальные типы так или иначе основываются на известном неравенстве между любящим и объектом его любви. Соловьев замечает, что половая любовь отличается от прочих видов любви (родительской, дружеской, патриотической и тому подобных) возможностью более полной взаимности, только эта любовь может привести к неразрывному соединению двух жизней в одну. Таким образом, только половая любовь осуществляет нравственную функцию огромной важности — приводит к единству женское и мужское начало, восстанавливает целостность человеческой личности, создает идеальную, абсолютную индивидуальность. Признавая важность половой любви, Соловьев говорит о необходимости просветления и одухотворения плоти, изживания различных половых отклонений и извращений. Физическая сторона в любви важна, но она не является главной целью. Истинная любовь бывает и без физического соединения, как и физическая близость бывает без любви. Иными словами, если физиология становится целью, она губит любовь. Задача любви – сочетать влюбленных в идеальную, цельную, гармоническую личность

Предмет истинной любви двойственен: во-первых, человек любит идеальное, представляющее ему существо; во-вторых, любит природное человеческое существо, которое дает материал для любви. Следует отметить, что Соловьев видел в любви два начала: природное и идеальное и рассматривал процесс любви как восхождение и нисхождение. Любовь у Соловьева — это не только воссоединение двух противоположных человеческих начал: мужского и женского, но и слияние индивидуальной души с «мировой душой», которая ассоциируется у него с образом «вечной женственности», с Софией.

В своей работе Соловьев наметил целый ряд философских проблем: об отношении любви к смерти и бессмертию, о связи любви с красотой. Для него любовь — это путь к индивидуальному бессмертию, к завоеванию вечности, поскольку она — единственный мост, связующий человека с другими поколениями. Несмотря на то, что учение Соловьева об Эросе имеет корни в европейской культуре и философии, оно было оригинальным и органично связанным с русской культурой (например, от Достоевского, памяти которого он посвятил несколько речей, он заимствовал мысль о единстве добра и красоты и придал философский характер высказанной Достоевским мысли «Красота спасет мир»).

Учение об Эросе, начатое Соловьевым, стало необходимой составной частью русского религиозного Ренессанса. В первой половине XX века не было ни одного крупного русского мыслителя, который не высказался бы на эту тему. Интерес к Эросу в России был не только философско-религиозным, но и общекультурным – он нашел отражение в лучших произведениях художников «Мира искусства», поэзии символистов. Тема любви становится центральной для русской литературы: публицистики, художественной критики, эссеистики, поэзии. О любви пишут философы — Вл. Соловьев, Н. Бердяев, С. Булгаков, И. Ильин, Л. Карсавин, П. Флоренский, Б. Вышеславцев, А. Лосев, В. Розанов; поэты — А. Фет, А. Блок, К. Бальмонт, Н. Гумилев, М. Цветаева, Вл. Ходасевич, 3. Гиппиус, О. Мандельштам; писатели — Андрей Белый, Д. Мережковский; критики, литературоведы и историки литературы — В. Жирмунский, Н. Арсеньев, И. Голенищев-Кутузов, А. Веселовский. Поэты и прозаики Серебряного века занимались поисками истинной любви и в своих произведениях, и в теоретических статьях. В «Стихах о Прекрасной Даме» А. А. Блока речь идет о высоком чувстве к возлюбленной –словосочетание Прекрасная Дама (La Belle Dame французской куртуазной лирики) воспринимается большинством наших современников как образ-символ поэзии Блока. За несколько десятилетий о любви в России было написано намного больше, чем за несколько веков, и эта литература отличалась глубиной мысли, интенсивными поисками, напряженной диалектикой и оригинальностью мышления.

Эрос как мировая душа, как перводвижущая сила, был центральной темой размышлений писателей и поэтов рубежа веков. «Любовь всегда была и есть главной темой искусства. И это вполне понятно. Здесь сходятся все нити человеческой жизни, все эмоции; через любовь человек соприкасается с будущим, с вечностью, с расой, к которой он принадлежит, со всем прошлым человечества и со всей его грядущей судьбой».[5]

Константин Бальмонт пишет о любви: «Перед ней смолкают все голоса, кроме голоса властного желания, которое ослепляет глаза своим чрезмерным светом, меняет души, меняет людей, меняет предметы – и драгоценные предметы становятся ничем, а ничто становится безбрежным царством, и люди становятся богами и зверьми, входят в мир нечеловеческий, и души бьются, безумствуют, светятся, души горят исступленные, плачут, и в первый раз живут, и в первый раз видят, видят все… <> Любовь, сказка мужской мечты и женской, не смешивается с жизнью. Она возникает в ней как в сновиденье и уходит их нее как сновиденье, иногда оставляя по себе поразительные воспоминания, иногда не оставляя никакого следа – только ранив душу сознаньем, что было что-то, чего больше нет, чего не будет, чего не вспомнишь, не вызовешь опять никаким усилием».[6]

В это время создается множество произведений о любви, пишутся статьи, в которых любовное чувство рассматривается с разных точек зрения. Эпоха рубежа веков пытается выработать собственную концепцию любви, стараясь осмыслить таких классиков мировой литературы, как Данте, И. Гете, Л. Толстой, Ф. Достоевский.

1.

Гете И. В. Фауст. М., 2006 с. 478

2.

Жирмунский В. М. Религиозное отречение в истории романтизма. М., 1979 с. 18.
3.

Кантор В. «Вечно женственное» и русская литература // Октябрь 2003 №11- с. 158
4.

Толстой Л. Н. О жизни // Собрание сочинений. В 22 т. Т. 17. с. 88
5.

Успенский П. Искусство и любовь. // Русский Эрос, или Философия любви в России. – М.: Прогресс, 1991. – 448 с. – с. 195
6.

Бальмонт К. О любви. // Русский Эрос, или Философия любви в России. – М.: Прогресс, 1991. – 448 с. – с. 195 – с. 97-98
При копировании материалов, активная ссылка на сайт You-Happy.Ru ОБЯЗАТЕЛЬНА!

Мнения пользователей


№1 написал: Аспида (1 октября 2009 13:54)                  


Группа: Пользователи
Регистрация: 23.06.2009
оч интересно


--------------------


№2 написал: ДжассЛинн (1 октября 2009 14:17)                  


Группа: Пользователи
Регистрация: 2.04.2009
Замечательная статья))) Узнала для себя много нового))))


--------------------


№3 написал: Светлена (1 октября 2009 16:14)                  


Группа: Пользователи
Регистрация: 31.05.2009
Великолепная статья!

Но с малой ролью женского начала в Средневековой Руси, в отличие от таковой в Европе не согласна. Различие реального положения вещей и идеальных представлений одинаково и там и там. И в Европе, переходя на данный уровень рассуждений, женщина занимала то же место, что и в России - вечной виновницы во всём, бесправной и лишь прилагающейся к мужчине и подчиняющейся ему.
Но, если повнимательнее отследить русский фольклор, то становится заметной ведущая роль, не явная - скрытая (не везде, правда), именно женщины. Женщина разрешала недоступные мужчинам задачи (именно умственные, а не силовые), давала им силы, возможности и средства бороться со злом; чаще именно любовь к "красной девице" вела героев по пути свершения подвигов. Иногда девица сама проявляла бОльшую активность, чем мужские персонажи, и спасала, вызволяла жениха (кстати в отличие от европейских дам, как правило, ждавших совершения ради них подвигов, сидя у окна в башне). Поэтому, моё мнение, говорить об отсутствии "темы женщины" в Средневековой Руси и в России ни в коем случае нельзя.


№4 написал: Magier (1 октября 2009 16:25)                  


Группа: Пользователи
Регистрация: 20.06.2009
познавательный пост)


--------------------


№5 написал: Жюли (1 октября 2009 17:08)                  


Группа: Пользователи
Регистрация: 11.03.2009
Светлена,
С Вами согласна, вообще, если брать шире, то в мировом фольклоре царит беспросветный матриархат. :) Что касается женщин в Средневековой Руси, слова про них не мои, а одного уважаемого дяденьки, и настоятельно рекомендовались мне научным руководителем, против которого, как говорится, "не попрешь"


№6 написал: TweedeLady (1 октября 2009 17:34)                  


Группа: Пользователи
Регистрация: 28.07.2009
Очень интересно!Спасибо!


№7 написал: Mistero (1 октября 2009 20:59)                  


Группа: Пользователи
Регистрация: 24.09.2009
book
Интересно...Спасиюо автору ca


--------------------


№8 написал: Anonymus (1 октября 2009 22:29)                  


Группа: Пользователи
Регистрация: 17.06.2009
Неплохая статья, единственная претензия: почему греческие слова не написаны по-гречески?


№9 написал: TeRanIka (1 октября 2009 23:11)                  


Группа: Пользователи
Регистрация: 23.07.2009
winked интересно, хоть и читала уже в реале))


№10 написал: Жюли (2 октября 2009 15:21)                  


Группа: Пользователи
Регистрация: 11.03.2009
Лиэнь,
Надо быть проще smile Особенно филологу. Особенно всего на втором курсе. Особенно с уже закончившим обучение филологом. ax

Информация


Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.