Добро пожаловать на сайт фантастики, которая нас окружает в фильмах, играх и книгах. У нас Вы сможете прочитать захватывающие фантастические рассказы, посмотреть фэнтези картинки и просто пообщаться с единомышленниками; Путешествуйте виртуально в параллельные миры где вас ждут драконы, эльфы, вампиры, ангелы и другие герои.


    Свободное рекламное место

Стёб над ВК. (Братство конца)

Дата: 7.11.2009
Категория: Приколы
  • 100


Темная комната, заваленная бумагами, книгами и свитками. Молодой человек(?) роется в бумагах, бормоча под нос, что самую пыльную работу всегда поручают молодым, и что чтобы разобрать завалы в хранилище и упорядочить здесь всё, не хватит и жизни. Неосторожное движение и стопка бумаг падает со стола. С вздохом он садится на пол и, рассматривая листки, пытается разобраться, с чем ему придется возиться всю ночь. Начинает читать первый лист и не останавливается, пока не дочитывает его до конца. Почерк неровный, и имена тех, кто упоминается в листках, чем-то напоминают ему давно забытую всеми легенду, но он роется в бумагах на полу и пытается собрать и упорядочить их все, но это трудно, т.к. на листках не проставлены даты
«Все идут и делают вид, что горды собой. Гордость за себя просто выпирает со всех сторон. Особенно у некоторых, но они старательно кутаются в плащи и изредка справляются у ведущего, когда привал. Гэндальф делает вид, что не слышит, и настойчиво идет вперед. Зануда. Никто не виноват, что девять на два не делится. Разбили лагерь. Развели костер. Устроились. Боромир – злится. Арагорн – мрачный. Гэндальф – задумчивый. Остальные кто где. Мерри с Пиппином сорвались первыми и с криком «мы за дровами» понеслись в сторону леса. На возражения Арагорна, что дров достаточно, прокричали уже издалека, что принесут еще.
Фродо, глядя им вслед, пробормотал что-то вроде «надо бы за водой сходить» и побрел в другую сторону. Не останавливаясь, через плечо буркнул: «Сэм, может, поможешь. Мне одному не удобно…. В смысле, тяжело». Сэм вскакивает, как ужаленный, и в ту же секунду оказывается рядом и, схватив за руку Фродо, несется в глубь леса. На крик Боромира, что река в другой стороне, не отреагировали. Леголас с видом мученика, тяжело вздыхая, сообщает, что раз река в другой стороне, то он сходит за водой. Гимли с видом крайне уязвленного самолюбия соглашается помочь. Гэндальф – молчит. Прошел час. Боромир не выдерживает и орет в сторону леса: «Ну и где дрова?» В метрах пятидесяти в кустах раздается шорох и оттуда в сторону Боромира летит полено. Боромир уворачивается и сквозь зубы произносит что-то непечатное, но в переводе означающее следующее: «совсем обнаглели, могли бы отойти подальше».
Арагорн смотрит в сторону, куда ушли Фродо с Сэмом и молча улыбается, потом в сторону реки – хмурится. «Река совсем рядом, прямо за этими…» Слово «кусты» уже ассоциируется с чем-то нездоровым. Поднимает прилетевшее полено, взвешивает его в руке, размахивается…. В его голову очень метко прилетает котелок. Из-за кустов выворачивает Гимли с секирой наперевес в одной руке и полными флягами воды в другой. Следом идет Леголас. Боромир – счастлив, т.к. он-то сумел увернуться от полена. Арагорн – без сознания. Гендальф – молча оказывает первую помощь Арагорну. Появляются Мерри с Пиппином. У каждого в руке по полену. Смотрят на бессознательного Арагорна – переглядываются. Смотрят на рядом лежащее полено, – Пиппин бледнеет. Появляются Фродо с Сэмом. Фродо сообщает новость, что реки там не было, но там были грибы. Показывает собранные грибы. Грибов много. Все удивленно смотрят то на грибы, то на Фродо с Сэмом. Арагорн приходит в себя. Смотрит на грибы и бормочет что-то по эльфийски. Леголас возмущенно втягивает в себя воздух и краснеет. Гэндальф молча роняет трубку».
Листок второй. «Снова привал. Все устали. Парочка Мерри и Пиппин унеслись «за дровами». Боромир с тяжелым вздохом начинает собирать все, что может гореть, вокруг лагеря. Арагорн, преградив путь Фродо, с ударением на первом слове произносит: «Река - там». Фродо пожимает плечами, разворачивается, и, бросив в сторону «Сэм», идет в указанную направлении. Леголас вызывается поохотиться. Гимли, с крайне озабоченным видом сообщив, что в лесу в сумерках небезопасно и что он будет охранять друга, сваливает следом. Арагорн начинает готовить ужин из того, что есть.
Через час. Костер. Тишина. Двое людей пялятся на костер и думают о чем-то своем. Гэндальф спит или очень убедительно делает вид. Боромир (вслух, голос ночной тишине звучит громко): «У нас дрова заканчиваются». Оба настороженно смотрят в сторону леса, готовые в любой момент пригнуться. Тихо. Боромир (про себя): «Должно быть, далеко ушли». Арагорн (про себя): «… или всё еще слишком заняты». Смотрят друг на друга. Оба про себя произносят решительное «Нет!» - и снова смотрят на костер. Арагорн (про себя): «Если через полчаса не появятся охотники, с Гимли на охоте произойдет несчастный случай, и тогда…» Со стороны леса, куда ушли охотники, появляется стремительно приближающееся нечто, орущее нечеловеческим голосом. Люди с криком «Назгулы!» вскакивают и обнажают мечи. Маг в одну секунду оказывается на ногах и посылает молнию из посоха в сторону приближающегося нечто. Нечто падает и становится тихо.
После проверки оказывается, что нечто было кабаном. Боромир глядя на Арагорна, предлагает отойти чуть в сторону и освежевать кабанчика. Гэндальф истерично орет «Нет! Давайте прямо здесь. Нечего разбредаться». Люди тупо смотрят на мага, потом начинают потрошить будущий ужин. На запах еды сползаются все. Как ни странно, но все пришли с тем, за чем они и уходили. Почти. Хоббиты все как один с дровами. Леголас и Гимли с водой. Леголас смотрит на кабана, потом на Гимли. Гимли (про себя): «Не знал, что кабаны устраивают такие удобные лежанки из травы». Леголас, начиная чесаться, произносит что-то по эльфийски. Арагорн давится водой и начинает истерически ржать. Гэндальф облокачивается на дерево и делает вид, что спит, спал и ему вообще всё пофиг».
Листок третий. «Темно. Только слабый огонек впереди. Это Гэндальф освещает путь в темноте. Страшно. Жуть. Все идут молча. Привал. Развели костер. Боромир трясётся. Не совсем понятно от чего – от страха или от бешенства. Арагорн смотрит на Леголаса с Гимли и сообщает, что охотиться тут не на кого, ну разве что на орков. Потом смотрит на Фродо с Сэмом – «воды тоже нет». Прежде чем он успевает что-то сказать Мерри с Пиппином, они с радостным «нам нужны еще дрова!» исчезают в темноте... Гэндальф молчит. Тишина. Сэм со скучающим видом тыкает палкой в огонь. Боромир отвернулся от костра – спит. Арагорн сосредоточенно следит за движениями Сэма – пока терпит. Фродо делает вид, что ему абсолютно наплевать на шорохи в темноте. Вдруг из темноты: «Ай, что это? Больно!» Несмотря на преломление звука, все узнают голос Мерри. Следом раздается голос Пиппина: «Противный камень!» Что-то летит, ударяется об стену и начинает долгое падение вниз. Наступает зловещая тишина.
Из темноты появляются Мерри с Пиппином. У обоих очень виновато- перепуганные лица. Гэндальф, наконец, не выдерживает и говорит все, что думает о них, и обо всех хоббитах сразу. Потом переходит на личности и высказывает всё и вся каждой личности лично. Все в шоке. С потолка что-то падает и, не прекращая ржать, скрывается во тьме». Читающий вглядывается в текст, но не может ничего разобрать. Почерк тороплив и размазан, к тому же лист оборван как раз на середине. Он вертит листок туда и обратно, но все бесполезно. Торопливо перебирает остальные и, найдя оторванную половину, счастливо улыбаясь, читает дальше. «Еле выбрались. Добрались до относительно безопасного места. Все убиты горем. Мерри, подняв Пиппина, тащит его в сторону и принимается утешать. Сэм, поскуливая, подползает к Фродо. Леголас начинает петь что-то по-эльфийски. Боромир, от бессонных ночей, проведенных на часах, и от постоянного пребывания на нервах, засыпает на пятой строке. Гимли от переутомления и нервного шока от того, что сделали орки с его почти что родным домом, засыпает на десятой строке. Арагорн спокойно слушает пение и не засыпает, потому что: Он, в отличие от этих двоих, по ночам спал. Он, в отличие от этих двоих, привык к мелодичным эльфийским песням с детства. Прекрасная возможность утешить Леголаса в его горе, которое усугубится, когда он увидит, что под его великолепное пение его близкий «друг» преспокойно похрапывает.
Леголас заканчивает петь и смотрит на мирно похрапывающего Гимли. По щеке сползает слеза. Он поднимает голову и сталкивается с широко открытыми и восхищенно горящими глазами Арагорна. Арагорн (про себя): «Я не засну, нет, черта с два, не засну! Я знаю эту песню, она скоро закончится». Леголас (про себя): «Он не заснул!» Что бы не мешать спящим, они исчезают в лесочке, чтобы утешить друг друга. Ночь. Тишину нарушает только похрапывание и посапывание. Наконец, еле передвигая ноги, приползают Мерри с Пиппином. Добираются до своих мест и мгновенно засыпают. Сэм тащит на себе Фродо. Осторожно укладывает его и ложится рядом. Возвращаются Леголас и Арагорн. Арагорн ставит кипятиться воду для чая. Просыпается Гимли. Смотрит на них и тянется к секире. Леголас его не видит, т.к. смотрит в сторону Мории и начинает что-то напевать по-эльфийски.
Через минуту. Ночь. Тихое пение эльфа. Все спят». Листок четвертый. «Холодно. Снег. Сугробы. Боромир, сатанея (про себя): «Куда ты завел нас, старик с бородой?» Гэндальф что-то бормочет сквозь зубы. Все дружно думают: «Читает заклинания!» Гэндальф спотыкается о камень, который не видел из-за снега, и бормочет другое заклинание, но уже громче». Читающий перебирает листки. Похоже, что этот листок должен быть перед тем, который он только что прочитал. Делает соответствующую метку и читает дальше. «Снег начинает валить сильнее. Все пытаются согреться, кто как может, но это трудно, т.к. дорога одна и в сторону не отойдешь. Хотя высокие сугробы тоже ничего, и под снегом не так уж и холодно, но как только руки достаточно согреваются, что бы согреть… руки друга, он начинает таять. Гимли хмурится. Арагорн молчит. Леголас бегает по снегу, демонстрируя всем, что он хорош в любой ситуации. Гэндальф продолжает бормотать сквозь зубы заклинания. Через час. Все удивлены, что заклинания не работают. Начинают тихо подозревать, что, возможно, это не совсем заклинания.
Решают сделать привал. Хоббиты парами, чтобы было теплее, устраиваются под одеялами. Остальные хмурые, мерзнут по одиночке. Гимли, сжав зубы, гипнотизирует Леголаса, который всё еще бегает по снегу и ловит снежинки. Арагорн делает вид, что ему вообще все равно, но изредка тоже поглядывает на Леголаса. Боромир «ушел в себя». Гэндальф вообще ни на кого не смотрит и молчит. Тихо, только ветер завывает. Со стороны одеяла Мерри и Пиппина бормотание: «забудь об этом», «но так будет теплее и ему и нам, ты только представь…». Звук удара. Пиппин слегка выползает из-под одеяла, тянется за сосулькой и прикладывает ее к глазу. Снова наступает тишина. Хоббиты под одеялами тяжело дышат. Должно быть, с непривычки. Все-таки горный воздух».
Листок пятый. «Просто невероятно, как все устают, передвигаясь в таком темпе. Каждый привал как награда. Устроились на новом месте как дома. Все-таки вся ночь впереди. Мерри с Пиппином с нижней стойки приготовились к броску в лес «за дровами». Их останавливает окрик Гэндальфа: «Здесь может быть опасно, так что далеко не отходить!» Останавливаются и садятся к огню. Вскоре к ним присоединяются остальные. Тишина. Потрескивают дрова в костре. Начинает закипать вода. Все молчат. Проходит минут пятнадцать. Леголас (смотрит на Гимли): «Я пойду на разведку и заодно постараюсь чем-нибудь разнообразить ужин». Уходит. Гимли молча, не глядя по сторонам, как под гипнозом идет следом. Арагорн обреченно качает головой. Боромир набирает воздух в грудь и хочет что-то сказать, но в последний момент передумывает, опрокидывается назад, и, принимает позу воина, погибшего в неравном бою и готовящегося к погребению по всем правилам, закрывает глаза.
Мерри смотрит на Пиппина (про себя, но стреляя глазами в сторону ближайших кустов): «Нам не обязательно далеко уходить». Пиппин (про себя, недоуменно): «Спятил! Да здесь нет и двадцати шагов!» Мерри уже откровенно дергает головой в сторону и делает страшные глаза. Пиппин зажмуривается и срывающимся голосом быстро кидает фразу типа: «Японуждеввонтекустысейчасбуду» и срывается в сторону кустов. Мерри ошалело с криком: «Пиппин, ты что, спятил! Один! Ведь там же опасно!» кидается следом. Арагорн принимает позу Боромира. Гендальф молчит. Фродо смотрит на Сэма (про себя): «Ну что, как всегда?» Сэм, готовя «постель» в той части лагеря, куда почти не проникает свет костра, кивает. Оба ложатся, укрываются двумя одеялами и делают вид, что спят, стараясь дышать ровно и не делать резких движений. Через полчаса возвращаются Мерри с Пиппином. Без лишних слов падают каждый на свои места и засыпают. Через час. Фродо поворачивается и задумчиво смотрит на костер. Сэм спит. Возвращаются «охотники» с дичью. Фродо все также задумчиво смотрит на Леголаса и говорит что-то по эльфийски. У Леголаса подкашиваются колени и он садится где стоит. Гимли естественно не понимая ни слова, спокойно кладет пять кроликов на землю. Арагорн Гэндальфу не меняя позы (по эльфийски): «И какие же легенды переводил Бильбо?» Гэндальф молча принимает позу Боромира. Ночь. Тишина. Все спят, кроме Леголаса. Он сидит на часах».
Листок шестой. «Лотлориен. Все рады, что могут, наконец, отдохнуть и душой, и телом. Все. Кроме Гимли – он хмурый сидит один в палатке. Леголас появляется лишь на несколько минут, чтобы посмотреть, как у всех дела и снова исчезает. И так уже три дня. Он здесь среди своих. Арагорна пару дней назад увел на допрос Халдир. Больше его пока никто не видел. Спрашивали у Леголаса, но он как-то странно отнекивается и бормочет что-то про друзей и обстановку в мире. Странно. Фродо с Сэмом можно застать на месте только утром, да и то лишь пару часов. Мерри с Пиппином за три дня провели такую разведку местных укромных мест, что им бы позавидовал любой разведчик. Когда с разведкой было покончено, они решили перейти на тренировки с мечами. Пиппин (со столь жалобным стоном и выражением на лице, что мог бы разжалобить даже Саурона): «Мерри, ну пожалуйста». Мерри (решительно): «Нет!» Пиппин (придвигается ближе и трется о Мерри): «Неужели тебе его не жалко. Ты только посмотри на него. Ему так одиноко. Ну Мерри, он же наш друг…». Мерри (думает, чем бы можно было бы возразить на последний аргумент, но ничего не находит): «Ладно, но если что…» Пиппин радостно и звонко чмокает Мерри в щеку и вылетает из палатки на поиски страдающего от одиночества Боромира. Находит почти мгновенно, споткнувшись об его тело в двух шагах от их палатки.
Пиппин (радостно, лежа на Боромире): «Боромир, мы тут решили, что нужно использовать время с умом и продолжить наши уроки фехтования». Боромир (переводя дыхание после падения Пиппина на область чести и достоинства): «Ладно, только меч возьму». Через пятнадцать минут. Гимли с интересом наблюдает за неравным боем человека против двух хоббитов. Хоббиты, наконец, как по команде, бьют со всей силы по мечу человека и выбивают его. Человек, явно не ожидавший подобного поворота дел, стоит, как парализованный, чем собственно и воспользовались хоббиты, повалив его на землю. Мерри (придавливая Боромира с одной стороны): «Пиппин, я думаю, что раз мы выиграли этот бой, и наш противник все еще жив, его следует взять в плен и как следует допросить». Пиппин (с другой стороны): «Отличная идея». Оба приподнимаются и пытаются помочь встать Боромиру. Голос Гимли: «Раз вы его берете в плен, то, чтобы он не сопротивлялся и не убежал, его надо бы связать». От неожиданности, совсем забывшие о гноме хоббиты дергаются и снова падают на ничего не понимающего Боромира. Боромир что-то сдавленно произносит, но встать не пытается.
Пиппин: «Я и забыл о нем». Мерри: «А на счет связать неплохая идея». Пиппин: «Чем ты его связывать собираешься? У тебя, что есть веревка?» Мерри: «Зачем веревка? У него прекрасный ремень». Оба смотрят на ремень. Слабый голос из-под хоббитов со стороны, противоположной ремню: «Ээээ, вообще-то он там не просто так…» Мерри (радостно): «Знаю! Мы его свяжем уже на месте!» Хватает меч и приставляет его к груди человека. Боромир сдается на милость победителям и позволяет себя уволочь в неизвестном направлении. Через два часа. Боромир возвращается помятый, на лице странная полуулыбка, глаза светятся. Когда проходит мимо дерева, сверху падает Арагорн. Полуголый, небритый, заспанный и явно с похмелья. Смотрят друг на друга. В глазах появляется узнавание. Боромир (про себя): «С допроса…». Арагорн (про себя): «Из плена… Не знал, что орки добрались до Лотлориена». Лезет обратно на дерево. Боромир, пошатываясь, вваливается в палатку. Гимли: «Клянусь топором Дьюрина, что они с тобой сделали?» Боромир (блаженно улыбаясь и падая): «Они меня пытали, но я им ни чего не сказал». Мимо по направлению к своей палатке проползают хоббиты. Мерри (про себя): «Можно подумать, тебя кто-то о чем-то спрашивал…». Пиппин зажимает себе рот, чтобы не заржать, спотыкается и влетает в палатку. Мерри вваливается следом, и наступает тишина».
Листок седьмой. «Утро. Погода «шепчет». Собственно, здесь всегда так. Даже немного скучно. Не хватает чего-то…. Может, поэтому каждый в меру своих способностей находит себе сам занятие по душе. Хотя, можно посидеть подумать о жизни, о смысле жизни, о смысле такой жизни…. О тех, кто рядом, о тех, кого нет рядом…. Фродо с Сэмом опять куда-то исчезли. Леголас…. Арагорн…. Странно, что о них вообще кто-то еще помнит. Арагорна, наверно, замучили насмерть – его уже нет…. а какой сегодня день? У Гимли кончается табак, и он, чтобы никого не отвлекать и, тем более, не ждать когда придет Леголас, чтобы попросить у него, идет на поиски сам. Табак не находит, но находит светящийся эльфийский мох. Собственно, его здесь достаточно и не надо далеко ходить. Набивает трубку. Курит. Немного посидев, пьет воду из ручья, потом обнимает дерево, говорит ему, что ближе его у него никого нет…. Минут через пять предлагает выпить с ним на брудершафт воды из этого замечательного ручья. Пьют. Собирает еще мха и возвращается к палаткам. Набивает трубку. Курит.
Через пятнадцать минут. Вяло провожает взглядом Мерри и Пиппина на очередной урок по фехтованию. Пиппин (замахиваясь мечом): «Боромир, ты идешь?» Боромир встает и, как под гипнозом, идет следом за хоббитами. Гимли (моргая глазами и пытаясь хоть немного развеять туман): «Боромир, ты, кажется, меч забыл». Боромир (медленно оборачиваясь): «А… Что?.. Меч... Зачем мне меч?» Уходит. Гимли (про себя, затягиваясь): «И правда…. Чего это я? Зачем на уроках фехтования меч? Меч нужен во время боя». Закрывает глаза и «уходит в себя». Появляется Арагорн, смотрит на Гимли и на полный кисет. Недолго думая, набивает свою трубку, отсыпает себе немного и бесшумно исчезает. Появляется запыхавшийся Сэм. Влетает в палатку. Что-то ищет в мешке. Нашел. Выходит и натыкается на Гимли и почти полный кисет. Сэм (про себя): «Где он взял табак? Наверно, Леголас приходил. Ничего, думаю, Гимли не обидится». Набивает трубку. Уходит. Прибежал полуголый Пиппин. Должно быть, вспотел во время тренировки, хотя звона мечей не слышно. Влетает в палатку, ныряет с головой в мешок. Что-то от туда выуживает и собирается было полететь обратно на тренировку, но натыкается на Гимли и кисет с табаком. Отсыпает немного на сорванный с дерева лист, остальное забирает вместе с кисетом. Возвращается в палатку за трубками и исчезает в лесу. Появляется Леголас. Смотрит на Гимли. Смотрит на табак. Берет щепотку. Нюхает. Что-то бормочет на эльфийском. Тихо ложится в обморок. Минут через пять приходит в себя. Сползал до ручья. Попил воды и немного принес с собой. Сбрызгивает гнома водой. Никакой реакции. Выливает на него всю воду. Ничего. Треплет за бороду. Гимли открывает глаза. Смотрит на Леголаса. Через секунду фокусирует глаза на Леголасе. Еще через секунду притягивает к себе Леголаса и целует в засос. Еще через секунду оказывается лежащим на Леголасе. Леголас (естественно, про себя): «О Элберет! Гилтониэль!» В голову Гимли оооочень метко прилетает кувшин. Леголас выбирается из-под гнома, смотрит куда-то наверх и начинает что-то кому-то объяснять. Сверху планирует эльф. Смотрит с ненавистью на гнома, потом с любопытством на «табак», потом пристально на Леголаса. Леголас моргает и смотрит на эльфа самым наиневиннейшим взглядом. Что-то бормочет на эльфийском и снова моргает. Эльф кивает. Оба исчезают в лесу.
Из леса доносится пение: Как вдруг корова в небо – прыг! Не в склад и невпопад. Прошла вприсядку по Луне, Собой довольная вполне, И прямиком назад…. Появляются два эльфа. Приносят поющих и весело смеющихся Фродо с Сэмом. Уходят. Хоббиты заканчивают петь песню с изображением всех, о ком в этой песне поется, и, весело друг другу подмигнув, скрываются в палатке. Вечереет. Появляется стонущий Боромир, несущий бесчувственных Мерри с Пиппином. Входит в палатку. Роняет хоббитов. Секунду шатается. Падает сам. Ночь и тишина, лишь изредка нарушаемая стонами и громкими глотками воды. Всех мучают кошмары, сушняк и неопределенности в будущем».
Листок восьмой. «Пришел Леголас. Грустный. На глазах слезы, в руке почти полный кувшин чего-то, ноги переставляет осторожно, голос звучит надрывно. Сообщает, что то пение, что звучит уже полдня – плач по Гэндальфу. Боромир спрашивает, о чем в нем поется, но Леголас только всхлипывает. После прикладывается к кувшину и сквозь слезы говорит, что горе его велико, и что если песня называется плачем, то и так понятно, о чем она, и что как-нибудь он, конечно же, споет ее, вот только…. Что «только» понять трудно, т.к. его язык, должно быть от переполняющего его горя, плохо ворочается, да и говорил он явно на эльфийском, а рядом не было никого, кто бы перевел, т.к. Арагорн, похоже, не спешит возвращаться в лагерь с очередного допроса. Леголас, постояв немного с одухотворенным лицом, слегка пошатываясь, удаляется. Пришел Арагорн, попил воды, поморщился, лег спать. Пришли Фродо с Сэмом, поели, с удивлением посмотрели на спящего Арагорна, снова поели, внимательно послушали песню-плач, легли спать. Появляются Мерри с Пиппином, оба с мечами. Многозначительно смотрят на Боромира, который залпом опрокидывает в себя все содержимое кувшина, оставленного Леголасом. Мерри: «Ээээээээ». Боромир (вставая): «Счас!» Мерри: «А как же тренировка?» Боромир (падая): «Сдаюсь». Засыпает. Хоббиты откладывают мечи, едят, смотрят на Боромира, едят, слушают песню-плач, засыпают. Возвращается Леголас. Смотрит на мирно спящих друзей и улыбается. Подбирает кувшин. Смотрит одним глазом внутрь него и убеждается, что он пуст, что-то говорит по эльфийски. Голос Арагорна: «Я тоже тебя люблю». Смотрит на Арагорна, - тот сладко спит. Всхлипывает, откидывает кувшин и ложится спать. Полумрак. Шелест листвы и пение эльфов. Все спят».
Читающий всхлипывает, вытирает слезы и нежно берет следующий листок. Листок девятый. «Все счастливы. Скоро в путь. Хотя на первый взгляд может показаться, что идти уже некому, и что Братство развалилось. Еще месяц такой жизни, и всем бы пришлось знакомиться друг с другом заново. Фродо уходит прощаться с Лесной Девой. Сэм уходит следом. Арагорн еще вчера ушел попрощаться с Халдиром, а если учесть сколько раз он вообще появлялся в лагере, этого никто не заметил. Пришел Леголас и сообщил, что было бы неплохо собраться вместе и отметить отбытие. Все соглашаются. Уходит на поиски всех. Боромир предлагает Мерри с Пиппином отработать пару приемов. Они с готовностью соглашаются. Через две минуты Боромир со странной ухмылкой выбивает мечи у хоббитов и, перекинув их через плечо, уносит со словами, что теперь их очередь узнать, что такое побывать в плену. Пиппин (дрожащим голосом): «Мерри мне страшно…». Мерри (обреченно): «Доигрались…». Возвращается Леголас и за руку приводит Сэма, который до этого ушел в лес, чтобы встретить Фродо, когда тот будет возвращаться от Девы. Пересчитывает присутствующих, благодаря безупречной эльфийской памяти вспоминает не только кого не хватает, но и как кто выглядит. Снова уходит на поиски.
В лесу натыкается на еще одного хоббита. «Фродо» – подсказывает безупречная эльфийская память. Не успевают пройти и нескольких шагов, как мимо проносится что-то светящееся, распространяющее на тонком уровне радость и на том же уровне орущее что-то невразумительно-непотребно-эльфийское. Взлетев наверх и повиснув на ком-то, кто после вчерашнего смутно напоминал Владыку, это что-то орет уже в голос на эльфийском что-то вроде: «Дорогой, я прошла испытание! Собирай чемоданы, мы сваливаем!» Леголас: «Это…» Фродо: «Да». Леголас: «Что ты с ней сделал?» Фродо (пожимает плечами): «Да собственно ничего, все как обычно». Леголас (кивает): «Понятно». Возвращаются в лагерь. Сэм радостно кидается на шею Фродо. Леголас начинает пересчитывать присутствующих. Гимли – раз. Поворачивается. Я – два. Вздыхает и уходит за провиантом один. Гимли (про себя): «Ну, если быть совсем точным, то следует произносить не «раз», а «ни разу с того времени как…». И уж точно в данной ситуации подойдет слово «один».
Через час. Возвращаются Фродо с Сэмом. Начинают медленно собирать вещи. Еще через час. Возвращаются взъерошенные и ошалевшие Мерри с Пиппином. Мерри: «Вот видишь, Пиппин, все было не так уж и страшно». Пиппин (задумчиво, с обалдевшим видом): «О да…». Через пятнадцать минут возвращается Боромир. Чистый, умытый, бодрый. Возвращается Леголас с еще двумя эльфами, в руках кувшины и провизия. Ведут под конвоем Арагорна, который все оглядывается и порывается сбежать обратно на допрос. Через два часа. Леголас с другом поют какую-то песню. Слишком разбушевавшегося и пристающего Гимли успокоили кувшином. Когда исчез Арагорн со вторым эльфом, которого после второго кувшина все узнали и вспомнили, что это Халдир из Лориэна, никто вспомнить не мог. Мерри с Пиппином, повиснув на Боромире, клянутся в вечной дружбе, потом признаются ему в любви, после чего заявляют, что если он хочет, то они могут сдаться ему в плен прямо сейчас. Он говорит, что хочет, после чего сгребает их в охапку, забирает один из недопитых кувшинов – скрывается в лесу. Фродо с Сэмом, выпив на брудершафт со всеми, уходят в палатку и… наверно, засыпают, хотя проверять уже некому…».
Листок десятый. «Лотлориен. Все прощаются. Это, оказывается, тяжело. Очень тяжело. Смотреть на лодки и на то, как они покачиваются на воде, до невозможности трудно…. Тошнит. Появляется эльф и с торжественным видом медленно выливает в чашу…. ВОДУ! Говорит, что она какая-то особенная. Все на это надеются. По глотку на каждого – почему никто не сказал, что эльфы мстительный народ. Ну да ничего, в реке полно воды! Лучше всех себя чувствуют Фродо с Сэмом. Они были предоставлены сами себе. Хотя Сэма немного мутит. Говорит, что от вида воды. На воду сейчас многие пеняют. Арагорна привели в чувство всё в той же воде. Эльфы не только мстительный народ, но еще и жестокий. Странно, но Халдира не видать. Также не видать и еще нескольких эльфов – друзей Леголаса, с которыми он всех знакомил, когда…. А, правда, когда это было? Сам Леголас в полном порядке, только говорит мало. Должно быть, трудно прощаться со своими. Весло держит уверено, слегка на него опираясь. Гимли. Идет - куда скажут, останавливается - где остановят, не делает резких движений и не поворачивает голову. Собственно, он даже не говорит, не смотрит и, кажется, старается не думать. Идеальный гном для идеального эльфийского города. Боромир появляется, бодро переставляя ноги и всем своим видом показывая, что у него все просто замечательно, что он доволен жизнью и готов ко всему. Останавливается. Берет весло. Арагорн (радостно и громко): «Боромир! Сколько же мы не виделись?» Боромир – бледнеет, морщится, как от боли, и медленно оседает. С ним также оседает большая половина присутствующих эльфов. Гимли продолжает стоять. Пока все собирались с силами, чтобы принять вертикальное положение, появляются Мерри с Пиппином. Они проносятся мимо всех, абсолютно не обращая внимания на состояние присутствующих и, радостно усевшись в одну из лодок, принимаются пускать дым, покуривая трубки, причем Пиппин предварительно проорал: «Боромир, мы плывем с тобой в этой лодке!» Наступает напряженная тишина. Многие стоят на коленях или на одном колене. Арагорн лежит, уткнувшись лбом в песок. Гимли, на удивление, тоже прощается с этим волшебным краем, лежа.
Мерри (переглянувшись с Пиппином, выходит из лодки и, вытаскивая его на берег, шепчет): «Болван Тук, всегда ты все испортишь. Ты только посмотри! Такой торжественный момент! А ты разорался!» Проходит минут десять. Берег реки. Все расселись по лодкам. Отплыли. Очень удивлены – сама Галадриэль провожает. Одна. Келеборн провожать не вышел – лежит и стонет. Сколько он вчера выпил, когда увидел, что эти изуверы сделали с Лориэном! Отряд орков причинил бы меньше ущерба Галадриэль (про себя): «Всё. Наконец-то – уплывают. Две недели справляли поминки, две недели собирались в дорогу, еще один день, - и, упаси Эру, встретились бы с Митрандиром…. Обрадовались бы…. Отмечать начали… И тогда точно и этому месту и всему миру конец бы пришел…» Легкий бриз на воде. По берегам охрана, напряженно провожающая лодки. У них четкий приказ. Лодки скрываются за поворотом. Все вздыхают с облегчением и возвращаются к повседневным делам».
Читающий аккуратно складывает, предварительно сделав пометки и закрепив, все листки, посвященные Лотлориену. В глазах восторг и одухотворенность. Поднимается с пола, расчищает стол и кладет прочитанные листки в одну сторону, а непрочитанные в другую. Небрежно просматривает непрочитанные и натыкается на небольшой клочок с уже знакомым названием, читает. «Через сутки. Лотлориен. Галадриэль входит в комнату, где ее муж собирает вещи: «Дорогой, сядь, пожалуйста. К нам летит Митрандир». Келеборн бледнеет и роняет что-то на пол. Галадриэль подходит к нему, берет за руку и гладит: «Ну, успокойся… Дорогой, это уже не тот Гэндальф Серый, которого ты знал. Теперь он стал Белым и Пушистым…». Прилетает орел. Приносит Гэндальфа. Его со всеми удобствами устраивают на правительственном флете. Даже трубку где-то достали. Правда, без табака. Гэндальф (приподнимая голову и обводя взглядом вокруг, с болью в голосе): «Тьма накрыла Лориэн». Келеборн (все еще бледный, но на ногах уже держится, - что ни говори, а эльфийская медицина, это самая продвинутая медицина в Средиземье): «Чего? Галадриэль, любимая, у Митрандира, кажется, в глазах все еще темно». Галадриэль (нежно гладит Гэндальфа по голове): «Успокойся, Митрандир. Тьма не может поглотить Лориэн». Гэндальф: «Но я не вижу былого света и величия…». Келеборн: «Ах, ты об этом! Да нет, все нормально. Просто твои друзья скурили почти весь наш знаменитый светящийся мох. Мы вообще-то и не знали, что его можно курить, а они - ничего, знаешь ли, быстро сообразили. Так что, я думаю, врага они победят, если не силой, то… хитростью». Гэндальф (с тревогой): «Они здесь были! Как у них дела?» Келеборн (морщась): «Да нормально – не дергайся. Помылись, почистились, наелись, нае… в общем, отдохнули. Мы тут, пока они у нас месяц жили, мно-о-ого интересного узнали о мире, о людях, о хоббитах… Так ведь, дорогая?» Галадриэль (про себя, кивая): «Точно. Много. Можно было бы и поменьше». (Вслух) «Хоббиты очень милый и выносливый народец…» (Про себя) «Куда не пойдешь - всюду они. Только и слышно, как… шевелятся». (И у нее слово «кусты» начало ассоциироваться с чем-то нездоровым).
Галадриэль уходит. Келеборн оглядывается, убеждается, что она отошла достаточно далеко, и, понизив голос, добавляет: «Кстати, если захочешь узнать подробнее, как дела у твоих друзей, то спроси у Халдира, он Арагорна… подробно обо всем расспрашивал». Гэндальф, поднимает бровь, смотрит на Владыку Келеборна. Владыка Келеборн (стараясь не замечать взгляда Гэндальфа): «А с принцем Леголасом я лично… имел… беседу…, и очень доволен им…». Гэндальф: «Я должен быть рядом с ними!» Келеборн (просияв): «Отличная идея! Впрочем», - тут же спохватывается он, - «…ты еще слаб. Ведь ты одолел самого Балрога!» Гэндальф отводит глаза, слегка краснеет и начинает нервно соскребать со стенки чудом сохранившийся светящийся мох. Келеборн (про себя): «Не знал, что Митрандир такой скромный… Действительно, переродился». (Вслух, сочувственно) «Тяжело, наверно, было… Ведь он одной с тобой расы, равный тебе по силе, не то что смертные воины». Гэндальф (с неуместным в данной ситуации мечтательным выражением на лице): «Да уж, не то что смертные…» - спохватывается, краснеет еще больше и начинает нервно набивать мох в трубку, закуривает. Не встречаясь взглядом с Келеборном, быстро заканчивает: «Да, это было очень тяжело. Но я одолел его». Келеборн (про себя, еще более сочувственно): «Ну надо же, как изменился, даже не узнать. Видать, туго пришлось. Ну да ничего, вот отдохнет, наберется сил и будет, как новенький». Через неделю. Весь Лориэн со слезами на глазах провожает Гэндальфа Белого-и-Пушистого, плавным зигзагом удаляющегося в неизвестном направлении в сторону Изенгарда. Эльфы вытирают слезящиеся глаза, потому что на него больно смотреть – он сияет неземным светом. И только Владыки Лориэна знают, что свет его – есть свет волшебного эльфийского мха, последние остатки которого он скурил за то непродолжительное время, что пробыл в этом благословенном краю. С уходом Гэндальфа тьма пала на Лориэн…»
Листок двенадцатый. «Всё. Привал. Сколько можно грести? Пора бы и…. Сколько интересного можно узнать, всего лишь сказав первую часть предложения. Не знаю, насколько хорошо научились фехтовать Мерри с Пиппином, а Боромира они всяко научили ходить за дровами. Причем вместе. И в два захода. Первый заход – чтобы развести костер. Второй – чтобы принести еще. Не совсем понятно, зачем вообще нужен был второй заход, если Боромир принес не дрова, а Мерри с Пиппином ничем не отличающихся от дров - такие же неподвижные. Для Фродо с Сэмом наступили тяжелые времена. Их не отпускают даже на шаг от лагеря – опасно. Стерегут все по очереди. Глаз не сводят. Хотя Сэм, в принципе, мог бы запросто сходить за водой или куда-нибудь еще, - никто возражать бы не стал, но он от хозяина ни на шаг. Боится. Правда, непонятно, кого больше: орков или Арагорна, который после того, как поговорил с Боромиром по душам, начал как-то странно поглядывать на них. То так посмотрит, то эдак, и все время бормочет:«Не понимаю…. Как?». Ночь. Слабо горит костер. Арагорн (задумчиво глядя, как Боромир укладывает «дрова», заботливо укрывает их и ложится сам): «Я так тоскую по Лориэну... Прекрасные эльфы... Прекрасное эльфийское пение…» Боромир (ворочаясь, с явным подё%�): «И когда же ты успел все это заметить и послушать, если все это время не вылезал с допросов?» Арагорн (тем же тоном): «Пока ты находился в плену». Смотрят друг на друга. По выражению лиц видно, что каждый вспомнил свое: кто плен, кто допрос. Успокаиваются. Устраиваются на своих местах. Арагорн (тоскливо и мечтательно): «Все прекрасно, но иногда мне хотелось, да и сейчас хочется кусок хорошего мяса». Леголас (небрежно): «Лес рядом. Оленя не обещаю, а кролики здесь есть, это точно». Гимли, который все еще дуется за холодное отношение к нему в Лориэне, надувается еще сильнее и начинает демонстративно точить секиру. Арагорн легко встает и исчезает с Леголасом в лесу. Гимли (себе под нос): «Кролики…. Какие это кролики ночью…».
Через полтора часа. Охотники вернулись и приперли молодого кабанчика. Освежевали. Повесили над костром, чтобы хорошенько закоптить. Теперь мяса хватит надолго. Пока коптится кабанчик, Леголас в полголоса начинает рассказывать Арагорну, как можно было бы приготовить мясо, если бы у него было бы то-то и то-то. Арагорн внимательно слушает и изредка добавляет что-нибудь к сказанному. Через несколько минут Гимли не выдерживает и присоединяется к разговору. Просыпается Боромир. Слушает. Смотрит на кабанчика. Пытается снова заснуть, но запах уже наполовину готового мяса не дает ему сделать этого. Минут через тридцать запах становится уже нестерпимым и просыпаются все. Лембасы, конечно, питательная еда, но не мясо.
Утро. Отплывающие лодки. На месте лагеря след от костра и куча костей. Что ж, лембасы в дороге незаменимая вещь». Читающий берет следующий лист и удивляется, в каком он состоянии. Должно быть, листок сначала скомкали, потом выбросили, потом подобрали, расправили и положили к остальным. Листок тринадцатый. «Чудесный лес. Шепот листьев…. Дерево. (Интересно, как называется этот чертов насест? Флет? Или талан?). Арагорн, прижав Халдира к стволу, что-то шепчет ему на ухо. Странный метод допроса, но, должно быть, очень эффективный – как ни крути, а допрашиваемый сам все рассказывает, и, видать, что-то секретное, раз так тихо и лично. Вдруг Арагорн перестает шептать, отклеивается от Халдира и прислушивается. Откуда-то снизу раздаются бормотание и стоны. «… Я Боромир… (стон) эээээээ…. Мой отец… ох… наместник…Гондора… Я воин… этого… Минас-Тирита.…». Арагорн (с тревогой в голосе): «Это Боромир! Должно быть, его взяли в плен и пытают! Орки в Лориэне!» Халдир (одним точным приемом укладывает Арагорна на пол и, придавив его, шепчет на ухо): «Лежи спокойно. Я сам». Арагорн пытается было возразить, но Халдир уже бесшумно свесился с дерева и посмотрел вниз в кусты. Из кустов: «Ну, в общем, там есть дозорные башни…». Глаза у Халдира принимают невероятный размер и округляются, брови лезут наверх. Он свешивается еще ниже: «Копья, сверкающие на солнце… звуки труб… нет, стрелков мало… ох… мечи…. Много мечей… много больших мечей…. А…а… если бы вы слышали звуки труб, то… о, мать вашу Эру и Элберет туда же!»
Услышав последнюю фразу и увидев красочную картину пыток Боромира, Халдир почти что срывается вниз, но в последний момент находит точку опоры и поворачивается к Арагорну. Арагорн (с тревогой): «Ну что?» - пытается подползти и посмотреть вниз. Халдир рывком оказывается рядом, переворачивает его на спину и, придавив своим телом, шепчет: «Мне очень жаль, но ты ему уже ничем не поможешь. Лучше тебе этого не видеть… Возможно, он и не заслуживает подобных пыток, но с пленными обычно не церемонятся. И, кстати, я тут вспомнил, что ты на допросе и кое-что мне еще не рассказал. Так что будь смирным и следуй за мной». Подымается сам, поднимает ни фига не понимающего Арагорна, скручивает и тащит за собой. Арагорн (слабо и обалдевши): «Но Халдир, а как же Боромир…» Халдир: «Я же сказал, ты ему ничем не поможешь. Да не дергайся ты! Ни хрена с ним не сделается! Попытают немного и отпустят. Я такой вид пыток уже сотню раз видел».
Халдир утаскивает Арагорна на допрос, но уже с пристрастием. Кусты продолжают вибрировать и привлекают внимание, проходящего мимо и слабо ориентирующегося в пространстве Гимли. Он останавливается и заглядывает внутрь. С минуту смотрит. Потом закрывает глаза, мотает головой и отходит в сторону. Гимли (протирая глаза и тупо смотря на трубку): «Не… все, пора завязывать с курением волшебного эльфийского мха, а то от неудовлетворенности мерещатся всякие ужасы… Кошмары просто…». Уходит. Через пятнадцать минут. Фродо с Сэмом устраиваются в тенечке, вяло ведут беседу и дремлют. Через час. Шорох кустов неподалеку привлекает внимание Сэма. Он будит Фродо и, прячась в траве, они пытаются определить источник шума. Из кустов появляются помятые Мерри с Пиппином, поправляют одежду и, еле переставляя ноги, уходят по направлению к лагерю. Фродо улыбается, Сэм придвигается поближе и целует Фродо в щеку. И тут Фродо издает сдавленный хрип, похожий на предсмертную икоту подавившегося тролля. Сэм непонимающе смотрит на хозяина с выражением лица типа «я чё, что-то не так сделал?» Фродо, безуспешно пытаясь что-то сказать, показывает трясущейся рукой куда-то за спину Сэма. Сэм смотрит туда же и…. издает примерно такой же звук. Из кутов выползает явно довольный жизнью Боромир и, все еще стоя на коленях, застегивает ремень, предварительно заправив в брюки рубаху. Потом встает и, разминая ноги, приводит в порядок одежду. Затем, с таким видом, как будто он тут вообще случайно мимо проходил, прогулочным шагом, направляется в туже сторону, что и Мерри с Пиппином. Как только Боромир скрывается за ближайшим деревом, с дерева, находящегося в шагах пяти от кустов, падает Леголас. Следом спрыгивает эльф и пытается привести его в чувство. Но все бесполезно. Поднимает его наверх и исчезает в листве.
Через минуту. Фродо все-таки приходит в себя после шока, и Сэм принимается его утешать, как умеет. Сверху раздается вежливое покашливание. Хоббиты переворачиваются на спину и смотрят вверх, - на флете, свесив ноги, сидит эльф и тоскливо смотрит на утешающихся: «Слушайте, может быть, вы хотя бы постараетесь найти в себе силы и отползете в… в… эээээ…в…». Фродо начинает истерически ржать». Читающий начинает лихорадочно перебирать листки в попытках найти еще относящиеся к данному периоду, но вскоре берет себя в руки и бормочет: «Терпение благодетель. Умеющему ждать откроется истина». Успокаивается и берет следующий лист.
Листок четырнадцатый. «Привал. Лодки на берегу. Кому в данной ситуации лучше всего, так это хоббитам. За них веслом машут люди. Пока они гребут, хоббиты успевают выспаться, поболтать друг с другом, поболтать с соседями, позадавать вопросы, получить как бы случайно и поэтому легонько веслом по голове, но это относится только к неуемной парочке Мерри с Пиппином. Вообще странно, как они еще не утопили Боромира и не утонули сами. Особенно, когда тянулись за табаком в лодку к Гимли, изображая из себя пиратов и беря ее на абордаж. Мерри потом показывал, как выглядит корабль с парусами, изображая, конечно парус, перед этим встав на скамейку, и у Боромира встал вопрос, кого в данной ситуации ловить: весло или Мерри.
Темнеет. Дров - завались. Можно запросто построить лачугу. За водой ходить не надо - ручеек прямо под рукой. Арагорн стережет Фродо и явно скучает. Леголас помирился с Гимли и ушел на охоту. Сэм уже скрипит зубами и готов перегрызть горло любому, кто прикоснется к Фродо. Фродо пребывает в раздумье уже который день, и все шепчется с Сэмом. Боромир спит – сказался тяжелый день в компании с его пассажирами. Пассажиры тоже спят – слишком много табака. Вернулись охотники. Поели лембасы. Выбрали часового. Легли спать.
Утро. Боромир (про себя, в полусне): «Странно. Обычно по утрам просыпаешься от промозглого утреннего тумана, а сегодня тепло». Пытается повернуться и понимает, что повернуться не сможет, не потревожив сон двух сопящих и теплых Мерри с Пиппином. Пытается понять, кто находится справа, а кто слева и как они вообще могли оказаться рядом, если когда он засыпал, они ложились в метрах пяти от него. У Пиппина сон крепче и он теплее. Значит тот, что с права - Пин. Но слева тоже не менее теплое тело. Пока размышлял, боясь пошевелиться, услышал тихий разговор. Прислушался. По голосам быстро определил, кто говорит: Фродо: «Ну, я пошел. Встретимся у Амон Хена». Сэм: «Счастливо». Боромир напрягся. «Куда это они? Ну не пускают их за водой, но и это не выход». Слегка открывает глаза и следит за Сэмом. Тот ложится и делает вид, что спит.
Минут через пять Боромир выбирается из под тел и делает вид, что просто отошел за угол. Прислушивается и отправляется на поиски Фродо. Сэм считает до десяти. Потом еще раз считает, и еще…. Не выдерживает и встает. Заглядывает за угол. Никого. Издает утробное рычание, хватает первое, что подворачивается ему под руку, и берет след. От рыка Сэма проснулись Арагорн и Леголас. Арагорн: «Где Фродо?» Просыпаются Мерри с Пиппином (хором): «А где Боромир?» Леголас: «Я знал». Смотрит участливо на Мерри с Пиппином. Ловко ловит прилетевшую в него импровизированную подушку. Оставляют Гимли в лагере и направляются по следу.
Амон Хен. Фродо занял удобную позицию и ждет Сэма. За углом слышится легкий шорох. Фродо срывается с места, прыгает и с криком «Поймал», замирает на груди Боромира. Фродо (испугано вытаращив глаза): «Ой». Боромир (нежно прижимая к себе Фродо): «Не надо меня бояться. Я хороший. Это Арагорн вас за водой не пускает…. Ой, а что это у тебя такое блестящее на груди?» Начинает расстегивать рубашку на Фродо. Звук удара. Боромир падает на Фродо. Фродо (хрипит): «Сээээээээм!» Сэм пинком отбрасывает Боромира и вытаскивает Фродо. Отряхивает его. Потом, набирая скорость, оба исчезают в лесу. Боромир (встает, держась за голову, пытаясь, что-то увидеть, но перед глазами все плывет): «Что за @$? Я же просто…. ». Читающий пытается разобрать следующие строчки, но всё напрасно. Многое расплылось, размазалось или сверху покрыто чем-то темным. Возможно, что кровью. Видно, что из середины вырван целый кусок, а то, что можно еще хоть как-то прочитать буквально весит на тонкой нити, но конец читается достаточно сносно. «… орки… слишком много… Боромир убит. Мерри и Пип… херово дело…
Леголас (подбегая к лодкам): «Я знаю, что за двумя зайцами угнаться не возможно, так что…. (смотрит на дно лодок – там офигительные дыры и воды по самое не балуйся) ёёёёё… &%#@* Арагорн и Гимли (ошарашено-хором, подбегая к эльфу): «Леголас!» Леголас (почти что плача): «О Элберет! Вы только посмотрите! Что я скажу Келеборну? Он же меня…. (берет себя в руки) И как мы теперь догоним Фродо с Сэмом?» Арагорн (про себя, смотря в спину и так далее Леголаса): «Оооопсссс! (вслух) Судьба Фродо теперь не в наших руках, мы должны держаться вместе и спасти Мерри с Пиппином». Спина Леголаса заметна напряглась. Леголас (про себя): «Я встрял». Медленно поворачивается. Арагорн (бесстрастно смотрит в лицо эльфа, и даже не обладая даром супер телепатии, свободно может читать его мысли): «Ну, что пора поохотится на орков!» Красиво вытирает меч, демонстративно, глядя пристально ему в глаза, резко, одним движением вставляет меч в ножны. Леголас (обреченно): «Точно, встрял». Поворачивается и смотрит на Гимли. Тот, издает боевой клич и, поигрывая секирой, хитро сморит на Леголаса. Леголас (смотрит на мужиков и начинает нервно про себя хихикать): «О, как же я встрял!» Арагорн (про себя, глядя как медленно, начинает проясняться лицо Леголаса, и на нем появляется абсолютно непотребная улыбка): «Уууааауууууу!»
При копировании материалов, активная ссылка на сайт You-Happy.Ru ОБЯЗАТЕЛЬНА!

Мнения пользователей


№1 написал: Босоногая Смерть (7 ноября 2009 12:20)                  


Группа: Пользователи
Регистрация: 7.11.2009
Немного пошловато, но в целом прикольно.


--------------------


№2 написал: queen mama (7 ноября 2009 13:04)                  


Группа: Пользователи
Регистрация: 28.07.2009
А яразу предупреждала, что рассказ не совсем соответствует общественным нормам морали, так что увольте. winked


--------------------


№3 написал: Эрлиндель (7 ноября 2009 18:47)                  


Группа: Пользователи
Регистрация: 20.05.2009
Хороший стиль написания,претензий нет,огрехов не замечено.

Если будет продолжение по второй части книги,буду благодарна)))))
ce


№4 написал: Kitotoka (8 ноября 2009 04:30)                  


Группа: Пользователи
Регистрация: 28.08.2009
"Боромир – счастлив, т.к. он-то сумел увернуться от полена. Арагорн – без сознания" bj


--------------------


№5 написал: Катариос (8 ноября 2009 12:23)                  


Группа: Пользователи
Регистрация: 20.09.2009
Пошло, но прикольно!!! wink


--------------------


№6 написал: queen mama (9 ноября 2009 12:18)                  


Группа: Пользователи
Регистрация: 28.07.2009
Насчёт продолжения не знаю, т.к. не моего пера се творение, но если найду, то обязательно выложу.


--------------------


№7 написал: Marina2009 (10 ноября 2009 00:52)                  


Группа: Пользователи
Регистрация: 4.05.2009
Очень весело! Мои похвалы автору!


--------------------


№8 написал: Uzurpator (15 ноября 2009 20:51)                  


Группа: Пользователи
Регистрация: 11.11.2009
Как приятно у трупо смердящкго перегрызть сухощилия ног
И вонючего мяса смердящего отхвотить с пол фунта кусок


№9 написал: Босоногая Смерть (26 ноября 2009 19:48)                  


Группа: Пользователи
Регистрация: 7.11.2009
Да правда смешно, у меня претензий нету... bj ah


--------------------


№10 написал: Велесдара (10 января 2011 16:01)                  


Группа: Пользователи
Регистрация: 24.11.2010
Просто классно! У тебя вышло описание Лориэна и милых эльфов лучше, чем у Профессора. Очень приятное чтение! Ура!


№11 написал: Редиска-Полтергейст (24 июня 2011 23:19)                  


Группа: Пользователи
Регистрация: 8.06.2011
Обожаю этот фик!! Читала его на другом сайте... Оооочень хочу продолжения!!! bi

Информация


Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.